Обратиться ?Вопрос-ответ
к списку

Новости RSS подписка

10
августа
2020

Животные в большом городе: как живется братьям нашим меньшим в Петербурге

Поделиться:
Распечатать
Эксперты «Радиоклуба на Карповке» в эфире «Радио России – Санкт-Петербург» обсуждали, как уменьшить количество бездомных животных и почему попали под угрозу нерпы

Нельзя отрицать: наше общество становится гуманнее к животным. Так, ответственное отношение к ним с недавнего времени закреплено и в Конституции – Основном Законе страны.

Еще одно подтверждение тому – недавнее решение установить экодуки (что-то вроде мостов и тоннелей), чтобы животные могли спокойно переходить проезжую часть. Их установят там, где посоветуют сделать это специалисты, которые хорошо знают пути движения зверей.

Это убережет от неприятных встреч и людей. Ведь, по данным статистики, только за 6 месяцев этого года в Петербурге с жалобами на укусы обратилось более 4 тысяч человек, 700 из них – дети.

А еще совсем недавно в Северной столице создали мобильное приложение по подбору домашних животных.

«Оно сохраняет в истории всех приглянувшихся питомцев. В любой момент можно просмотреть их анкеты, связаться с приютами, где они обитают», – рассказал ведущий «Радиоклуба на Карпове», главный редактор газеты «Петербургский дневник» и сайта spbdnevnik.ru Кирилл Смирнов.

Петербургский опыт

Отношение к братьям нашим меньшим – животным – в центре внимания Общественного совета при правительстве Санкт-Петербурга по вопросам отношения к домашним животным. В его состав входят представители всех слоев населения города. Они внимательно следят за повесткой дня, проводят мониторинг ситуации и рассматривают реальные проекты.

В багаже у совета – бесплатная вакцинация собак, включающая в себя отлов, кастрацию, вакцинацию и выпуск обратно в среду обитания. А теперь еще программа по кастрации кошек, проживающих на придомовых территориях. Причем реализуется она за счет средств городского бюджета.

 «Во многих российских городах ситуация с кошками во дворах гораздо хуже, чем у нас. И там тоже пытались решить эту проблему. Но только в Петербурге к решению этой системной работы подключились власть, общественники и горожане», – уточнил член Общественного совета при Правительстве Санкт-Петербурга по вопросам отношения к домашним животным Валерий Шарпило.

Разработан и проект типового приюта для животных. Сейчас идет подборка места для него, что в условиях густонаселенного города дело непростое.

Мурки и Васьки

Директор благотворительного фонда помощи бездомным животным «Верность» Татьяна Титова тоже обеспокоена судьбой уличных Мурок и Дружков. Однако считает, что отдавать собаку без надлежащей уверенности в том, что пришедший к ним человек будет хорошим хозяином, неправильно.

Она объясняет, что прежде всего в приюте пытаются пообщаться с потенциальным владельцем. Узнать, для чего он хочет взять питомца, и понять, подходит ли он ему.

Ведь если человек мечтает о большой собаке, которая могла бы охранять его, то должен понимать, что она потребует повышенного внимания и заниматься с ней придется гораздо больше, чем с плюшевой болонкой, которая готова любить всех и вся.

Вот почему здесь не только «прощупывают» желающих взять собаку из приюта, но и после того, как это произошло, не упускают ее из вида. Звонят новым хозяевам, просят прислать фото.

 «Если в течение двух недель кризисная ситуация не возникла, значит, и дальше все будет хорошо», – исходя из опыта, говорит Татьяна Титова.

И добавляет, что у работников приюта, которым активно помогают волонтеры, было всего два случая, когда из-за ненадлежащего ухода собаку пришлось забрать и вернуть обратно в приют.

Собачий стресс

Помогут справиться с трудностями и зоопсихологи. Об их работе знают пока немногие. Между тем наука эта древняя и уходит корнями еще в XVIII век.

Направлений работы у зоопсихологии много. Одно из главных – адаптация уличных животных. Специалисты именно этого профиля могут подсказать, как вести себя с питомцами из приюта.

Бывает, например, так, что недавно появившаяся в доме собака буквально разносит его по частям. Или – типичный случай во время самоизоляции – вдруг начинает вести себя неадекватно.

Особенно выросло непонимание в период самоизоляции. Из-за непривычной атмосферы и постоянного пребывания хозяина дома психологическая нагрузка на собаку выросла.

 «Это называется постстрессовая ситуация», – объяснила зоопсихолог и пообещала помочь в решении такой проблемы.

Фотоживодерам – нет

А вот председатель Общественной организации «Голоса за животных» Динара Агеева переживает не только за собак и кошек, но и за тех зверей, которых беззастенчиво эксплуатируют в индустрии развлечений.

По ее словам, если проблему медведей, попугаев или удавов, с которыми настойчиво предлагали сфотографироваться на улице, практически удалось решить, то эксплуатация зверей в цирке или дельфинарии по-прежнему продолжается.

 «Если бы зрители, пришедшие на представление, знали, что скрывается за этим, они бы перестали ходить туда», – уверена она.

И считает, что просвещать людей, рассказывать им об этом, нужно как можно чаще.

Друзья нерпы

О негативном влиянии человека на нерп рассказал директор Фонда друзей балтийской нерпы Вячеслав Алексеев. Строительство портов, возросшее судоходство, теплые зимы – вот те отрицательные факторы, которые влияют на численность популяции. А недавно к ним добавился еще один – серфинг. В результате некоторые виды нерп просто исчезают, а мер по их компенсации практически нет.

 «Исчезновение видов из сбалансированной среды негативно скажется на наших потомках», – предупреждает эксперт.

Он советует людям, выезжающим на рыбную ловлю или водную прогулку, не шуметь и не загрязнять территорию. А если кто-то увидит брошенное на берегу животное, лучше не трогать его, а сообщить в фонд по телефону 699 23-99. Или в группу «ВКонтаке» «Спасение тюленей».

 «Наша задача как горожан – сделать все от нас зависящее, чтобы жизнь животного в большом городе была максимально благополучна и безопасна. Ведь, согласитесь, никто не отменял правила про ответственность за тех, кого мы приручили», – подытожил Кирилл Смирнов.

Марина Алексеева

Петербургский дневник, 8 августа 2020