Обратиться ?Вопрос-ответ

В.Шарпило. История двух генералов

Поделиться:
Распечатать

Мы уже писали в журнале «Собачий остров» об Александре Аркадьевиче Суворове, в течение многих лет возглавлявшем Российское Общество Покровительства Животным (1).

Светлейший князь Италийский граф Александр Аркадьевич Суворов-Рымникский  (22 июня (5 июля) 1804, Санкт-Петербург – 31 января (12 февраля) 1882, Санкт-Петербург), внук генералиссимуса Александра Васильевича Суворова, в 1861–1866 годах был санкт-петербургским военным генерал-губернатором, что не мешало ему принимать активное участие в общественной жизни столицы. Он пользовался большим уважением в обществе, а его положение и авторитет Александра Аркадьевича были таковы, что именно А.А.Суворов после убийства 1 (13) марта 1881 года императора Александра II сообщил собравшемуся у Зимнего дворца народу о смерти императора.

Применительно к деятельности Российского Общества Покровительства Животным нельзя не упомянуть еще об одном высшем должностном лице Санкт-Петербурга Федоре Федоровиче Трепове (1809 или 1812, Санкт-Петербург – 23 ноября (5 декабря) 1889, Киев) – почетном члене Российского Общества Покровительства Животным, занимавшим с 10 (22) апреля 1873 года по 23 мая (4 июня) 1878 года должность Санкт-Петербургского градоначальника. Они оба были генералами, членами Государственного совета, говоря современным языком, высокопоставленными чиновниками.

Если с жизнью и деятельностью А.А.Суворова можно ознакомиться в Музее А.В.Суворова на стенде, посвященном семье генералиссимуса, то имя Ф.Ф.Трепова известно, в основном, только тем, что на генерала покушалась Вера Засулич.

При сравнении биографий этих двух боевых генералов возникает впечатление, что они были антиподами почти во всем. Ф.Ф.Трепов предстает ревностным служакой, государственником, четко и последовательно исполнявшим воинский и гражданский долг на всех занимаемых постах. У А.А.Суворова кроме безупречного послужного списка еще в биографии значится и большая общественная деятельность. Не чужд ему был и определенный либерализм. Достаточно сказать, что он был арестован по делу декабристов, но вскоре освобожден.

Оба генерала принимали участие в подавлении польского восстания 1830 года, А.А.Суворов отличился при штурме Варшавы, был отправлен парламентёром для переговоров о ее сдаче. За героизм оба будущих генерала были награждены. А дальше…

Ф.Ф.Трепов занимал ряд высоких постов в Царстве Польском: обер-полицмейстер Варшавы, начальник корпуса жандармов в Царстве Польском. Как результат деятельности, два покушения со стороны польских националистов.

А Александр Аркадьевич Суворов в 1863 году после подавления очередного польского восстания отказался поставить подпись под приветственным адресом руководителю военной операции М.Н.Муравьеву, успешно подавившему восстание. Александр Аркадьевич Суворов назвал публично Муравьева «людоедом», что вызвало возмущение среди определенной части высшего общества.

Ну а окончательный водораздел во взглядах двух генералов датируется 1878 годом. В июле 1877 года петербургский градоначальник Ф.Ф.Трепов отдал приказ о порке политического заключенного народника за то, что тот не снял перед ним шапку. Этот приказ был нарушением закона о запрете телесных наказаний от 17 апреля 1863 года и вызвал широкое возмущение в российском обществе.

5 февраля 1878 года в Трепова стреляла Вера Засулич, он был тяжело ранен. И хотя по закону за подобные преступления полагалось от 15 до 20 лет тюремного заключения, суд полностью оправдал В.Засулич. По свидетельству современника «князь Суворов аплодировал на суде защитнику Веры Засулич, удивительно, что он, генерал-адъютант, Андреевский кавалер, бывший генерал-губернатор, мог увлечься до громкого на суде одобрения речи, имевшей последствием оправдание женщины, покусившейся на убийство». (2)

Так что же объединяло этих двух генералов, двух высших должностных лиц Санкт-Петербурга? В чем они находили общий язык? Что было между ними общего? Как ни удивительно, а возможно и совсем не удивительно, это гуманное отношение к животным, это пресечение жестокого отношения к животным, пропаганда и внедрение в общественной жизни принципов гуманного отношения к животным. Недаром почетная медаль Российского Общества Покровительства Животным в 1875 году по случаю десятилетия Общества была присуждена обоим генералам: и А.А.Суворову, и Ф.Ф.Трепову. (3)

Давайте остановимся подробнее на их практической деятельности в этом направлении.

Александр Аркадьевич Суворов. 24-го апреля I866 года на собрании Российского Общества Покровительства Животным был избран его председателем, а 11 мая 1869 года «светлейший князь был единогласно избран на следующее трехлетие». (4). Не надо думать, что деятельность Общества была встречена одобрительно всеми членами петербургского общества (извините за тавтологию), в том числе и прессой. В сообщении о переизбрании А.А.Суворова на новый срок, говорится: «Не стесняясь ни трудностью предстоящей задачи, ни теми насмешками, которыми осыпала уже печать вновь образовавшееся Общество, Его Светлость смело принял председательство и не оставил эту должность до настоящей минуты». (4)

Однако в 1872 году А.А.Суворов прислал в адрес правления Общества заявление о сложении с себя обязанностей председателя. Ответ не заставил себя ждать:

«Светлейший Князь, Александр Аркадьевич!

С самым задушевным прискорбием выслушало Российское Общество Покровительства Животным извещение вашей светлости о невозможности продолжать так глубокоуважаемую деятельность вашу во главе этого столь полезного в отечестве нашем дела. <…> Проста по идее задача наша; но как тяжела она в самом приложении ее к практике, в особенности в 75-миллионном населении. Руководимые вами, светлейший князь Александр Аркадьевич, мы пережили трудную эпоху, эпоху первого зарождения и укрепления на русской почве светлой и святой истины, что человек есть царь над животными, но не тиран их! <…> Сознание самим правительством преступности в жестоком обращении с животными и появление в нашем кодексе карающего за сие закона – есть дело вашего усердного председательства, князь! Бесплатное лечение заболевающих в столице животных – есть плод вашего попечения о них. <…> (Вы) почтите Общество принятием звания Почетного его председателя…» (4)

В ответной речи А.А.Суворов выразил готовность продолжить деятельность на посту председателя, пока не будет подобрана кандидатура преемника. «Терпите покуда вашего старого председателя, но не переставайте думать о новом», такими словами А.А.Суворов закончил свое выступление. (4)

Через три года, в 1875 году, деятельность Александра Аркадьевича была по достоинству оценена членами Общества:

«К счастью, Обществу не пришлось до сих пор расставаться со своим любимым председателем, употребляющим все зависящее от него для усиления деятельности учреждения. Общество обязано светлейшему князю открытием большинства своих провинциальных отделов, всеми теми распоряжениями высшей администрации, которые клонятся к улучшению быта и защите животных, разнообразием и интересом многих Общих собраний, привлечением к Обществу новых сил для борьбы с окружающими невзгодами, с невежественностью народа. Как лицо, всеми высоко чтимое и любимое за прямоту, безукоризненную честность и искренность убеждений, как человек, умеющий всегда и во всем стать на сторону идеи, отбросив всякую мысль о личностях, князь А.А.Суворов считается по справедливости незаменимым председателем». (4)

Остается добавить, что деятельность как А.А. Суворова, так и всего Общества в целом была высоко оценена в Европе. Парижское Общество покровительства животным избрало в 1868 году в свои почетные члены: покровителя Российского Общества Его Императорское Величество Великого Князя Николая Николаевича старшего, председателя Общества князя италийского графа А.А.Суворова-Рымникского и вице-председателя Общества Г.С.Попова. (5)

А теперь обратимся к личности Федора Федоровича Трепова.

В 2021 год в России должна пройти Всероссийская перепись населения. Событие, безусловно, значимое, масштабное. А первая всеобщая перепись населения Российской империи состоялась в 1897 году. Однако в Санкт-Петербурге переписи населения проходили ранее. Результаты переписи 1865 года были признаны неудовлетворительными (6), а вот на данные переписи населения Санкт-Петербурга 1869 года, проведенной по приказу обер-полицмейстера Ф.Ф.Трепова, обратим внимание.

«Почти одновременно с произведенною в самом исходе 1869 года переписью столичных жителей С.-Петербурга, губернский статистический комитет входил в непосредственные сношения с участковыми полицейскими управлениями о приведении в известность, на сколько окажется возможным, числа находящихся в столице животных, – по крайней мере тех из них, которые наиболее употребительны в домашнем хозяйстве городских обывателей. На этот раз собирание такого рода сведений ограничилось: лошадями, рогатым скотом, овцами, свиньями и козами. Собаки и кошки не могли быть приведены в подобную статистическую известность по совершенному отсутствию необходимых в этом случае признаков, которые отличали бы в означенных породах животных, прикрепленных к домашнему хозяйству человека от совершенно бродячих, никому не принадлежащих». (7)

Впрочем, упущение, связанное с собаками Ф.Ф.Треповым «исправлено» в 1874 году: было издано «Предписание от 16 ноября за № 320 гг. участковым приставам о собрании статистических сведений о количестве комнатных и дворовых собак, находящихся у домовладельцев г. С.-Петербурга и их квартирантов, с подразделением собак на дворовых и комнатных». (4)

Однако обратимся к «Статистической таблице о населении Санкт-Петербургской столицы животными (к 15 декабря 1869 года)». (7)

Всего животных на территории Санкт-Петербурга 46130. Собак и кошек среди этого количества, естественно, нет. А вот среди остальных животных превалируют лошади. Их без малого 39 тысяч. Сравним с данными 2018 года: на территории Санкт-Петербурга содержалось 1500 лошадей (8). Естественно, подобный разброс вполне объясним. Ведь в данных 1869 года присутствуют лошади воинские, полицейские и «в извозе», которые на сегодняшний день практически отсутствуют. 

Не будем затрагивать тему лошадей воинских и полицейских. Остановимся на лошадях «в извозе», которые составляли основу городского транспорта в то время, причем как гужевого, так и для перевозки пассажиров. Их было свыше 21 тысячи голов. Свыше 16 тысяч лошадей служили для перевозки жителей города – как средства общественного транспорта (в каретах), так и личного. А около 4 тысяч лошадей использовались в качестве гужевого транспорта в городе и на железных дорогах (тогда эти лошади назывались ломовыми). Естественно, что львиная доля внимания Общества приходилась на положение (зачастую крайне бедственное) рабочих лошадей (9). Остановимся лишь на некоторых распоряжениях по петербургской полиции, направленных на защиту от жестокого обращения, к которым, так или иначе, был причастен Ф.Ф.Трепов. Использование животных, и, в частности, лошадей, в коммерческой деятельности регулировалось правилами обращения с животными, утвержденными министром внутренних дел в 1866 году. Приведем их:

«§ 1. Запрещается употреблять на работу животных видимо больных, изувеченных, имеющих раны и хромых.

§ 2. Не дозволяется наносить животным удары твердым или острым орудием (дубинами, крючьями и т.п.), а бить по голове и животу и вовсе воспрещается.

§ 3. Запрещается накладывать груз слишком тяжелый, явно несоответствующий силам животного и состоянию дороги.

§ 4. Не дозволяется никому по городу ехать вскачь, как порожним, так и с седоками, а в особенности с тяжелой кладью.

§ 5. Воспрещается привязывать лошадь, арканом, накинутым на шею, к полу впереди идущему, в том случае, когда лошадь, находящаяся в упряжи, едва в состоянии тянуть груз.

§ 6. Не дозволяется возить телят и другой мелкий скот, мучительно для него уложенным, как, например, одно животное на другое, со свешенными или бьющимися о телегу головами, а извозчику запрещается садиться на этих животных.

§ 7. Упавшую в упряжи лошадь воспрещается поднимать ударами кнута, но следует непременно распрячь ее, если пособие руками окажется недостаточным.

§ 8. Вообще запрещается всякое мучение каких-либо животных и всякое жестокое с ними обращение». (10)

Как видно, эти правила содержали требования не только к использованию лошадей и к перевозке груза (телята, мелкий скот), но и касались всех животных в целом (§8). К нарушителям же должны были быть применены строгие меры:

«Всех упорствующих в прекращении поименованных нарушений задерживать и представлять в полицию, для поступления с ними на точном основании 311 ст. XV т. св. зак. улож. о наказаниях». (10)

И эти строгие меры не заставляли себя ждать. Показательна эпопея с конюшней владельца заведения Бассейно-садовых общественных экипажей купца Щапина, содержателя общественных дилижансов (10). В конце 1870 года от истощения сил во время работы пала мертвой одна из его лошадей. В результате разбирательства этого дела у мирового судьи (а оно по разным причинам производилось трижды) Щапин был признан виновным в неисполнении правил извоза. Ему был присужден штраф 25 руб. Однако, этот приговор на Щапина не подействовал. Против купца и его служащих были возбуждены несколько дел за нарушение правил извоза, и в результате в марте 1871 года был произведен осмотр всего заведения, занимавшегося извозным промыслом. Осмотр был проведен полковником Жерве, приставом 3го участка Рождественской части, полицейским ветеринаром Михайловским, членом Российского общества покровительства животным Н.И.Мюссардом и членом Общества ветеринарных врачей в Санкт-Петербурге А.И.Алексеевым. Содержание лошадей было ужасающим. Из 230 лошадей 57 были признаны не годными для работы и опечатаны до выздоровления, а само заведение было передано под надзор местной полиции. После этого содержание лошадей заметно улучшилось, но было замечено, что они плохо подкованы, поэтому часть из них была отправлена в кузницу для перековки. Корм и вода были вполне доброкачественными, состояние помещения было найдено нормальным, но двор был покрыт сплошь грязью и нечистотами. Полицией было предписано Щапину привести двор в порядок. Это лишь один из примеров действия властей по контролю за соблюдением правил обращения с лошадьми, которые использовались для извоза. Вообще же у Щапина было несколько подобных заведений в различных концах города, и все они находились под постоянным контролем как властей, так и общественности. (10)

Необходимо отметить, что инструкциями и приказами по полиции, устанавливались правила кормления лошадей в городе и их водопоя, за который взымалась плата – 1 коп. с лошади за один раз. (10)

Весной и осенью во время распутицы при транспортировке грузов через крутые мосты (а уж их в Петербурге было достаточно) для облегчения веса тяжело нагруженных возов употребляли особые подъемные устройства, придуманные Н.И.Мюссардом. А в 1871 и 1873 годах были заключены контракты с артиллерийским капитаном Цилиакусом и купцом Берцовым о содержании трех лошадей на Николаевском мосту, для помощи поднимающимся на него возам. Плата за день (с 8 до 18 час.) была три рубля за каждую лошадь с рабочими. Руководил этим процессом Ф.К.Холм, выполнял, как отмечали коллеги, с полным усердием. Также была нанята еще одна лошадь для помощи возам, поднимающимся на Коломягинскую гору. (10)

А ситуацией, связанной с транспортировкой через Николаевский мост, озаботилась и полиция. 24 февраля 1871 года генерал-адъютантом Ф.Ф.Треповым за № 55 было издано «Предписание полиции содействовать распоряжениям Общества Покровительства Животным в облегчении ломовых лошадей при перевозке грузов через Николаевский мост в дни распутицы» (4). Вообще же, полиция достаточно внимательно относилась к проблеме использования лошадей для перевозки и людей, и грузов, да и защиты животных от жестокого обращения в целом. Кроме уже упоминавшегося распоряжения только за 1871-1875 гг. были изданы следующие приказы и распоряжения по полиции (4):

«В 1871 году:

От 24 февраля № 55. Предписание полиции содействовать распоряжениям Общества Покровительства Животным в облегчении ломовых лошадей при перевозке грузов через

Николаевский мост в дни распутицы (уже упоминалось).

От 15 апреля № 97. Объявление по полиции о наградах, присужденных Обществом покровительства животным нижним полицейским чинам, оказавшим особенное содействие в охранении животных от жестокого с ними обращения.

От 5 мая № 125. Разрешение наклеить по улицам столицы: «правила обращения с животными» и «объявление Правления об открытии в столице бесплатной ветеринарной лечебницы» Общества.

От 30 июня № 181. Предписание полиции содействовать распоряжениям комиссии, учрежденной от Общества для осмотра заведений общественных экипажей.

От 23 ноября № 327. Предписание полиции иметь наблюдение, чтобы в дни сильных морозов стоящие на биржах извозчичьи лошади были покрыты попонами.

В 1872 году:

От 3 января № 3. О производстве осмотра извозчичьих лошадей, с тем, чтобы отнюдь не допускались в езду лошади изнуренные.

В 1873 году:

От 16 марта № 75. Предписание гг. участковым приставам о подтверждении полицейским чинам иметь строгий надзор за тем, чтобы дворники домов, на коих возлагается обязанность присмотра за домашними животными, не обращались с ними жестоко; виновных же в неисполнении сего требования привлекать на основании указа

правительствующего сената от 14 марта 1872 г. к законной ответственности перед мировыми судьями.

От 8 августа № 220. Предписание полиции о наблюдении за извозным промыслом, а равно и затем, чтобы поставщики курьерских лошадей и экипажей для разных правительственных учреждений не употребляли в езду лошадей исхудалых, искалеченных и совершенно бессильных и чтобы экипажи, сбруи и прочие принадлежности закладки, а также и одежда кучеров содержались в надлежащей исправности; замеченные же в каких-либо неисправностях, курьерские экипажи немедленно отправлять к экзекуторам подлежащих ведомств для принятия сими последними соответствующих мер.

От 9 ноября № 313. Предписание полиции об обязанности содержателей извозов подписками, чтобы во время морозов лошади их, стоящие у колод (N.B.: были расставлены по городу для организации водопоя и кормления лошадей), были непременно покрываемы попонами или коврами; за неисполнение же сего содержатели будут привлечены к ответственности по закону.

От 21 декабря № 355. Предписание полиции об оповещении всех извозопромышленников и содержателей коров о том: 1) что Общество открыло 10-го того же месяца вторую амбулаторную лечебницу, находящуюся в 11 роте Измайловского полка, и что прием больных животных в эту лечебницу назначен по понедельникам, вторникам, четвергам и субботам от 1 до 2.30 часов пополудни, и 2) что первая амбулаторная лечебница Общества, открытая в прошлом 1872 году, помещается по Николаевской улице, в доме Малышицкой  12, и прием животных для бесплатного лечения в оной ветеринарным врачом Плущевским бывает по понедельникам, средам и пятницам от 2 до 3. часов пополудни.

В 1874 году:

От 11 мая за № 54. Предписание гг. участковым приставам предварить извозопромышленников о приведении в течение двухнедельного срока в надлежащую исправность замеченных недостатков в упряжке.

От 5 августа за № 217. Предписано подтвердить извозопромышленникам о приведении в исправность принадлежащих им экипажей и упряжи лошадей.

От 22 августа за № 234. Относительно наложения гг. ветеринарами свинцовых клейм на больных лошадей, признанных по осмотрам негодными в езду, поручено гг. ветеринарам, по заявлениям хозяев о выздоровлении заклейменных лошадей производить вторичное освидетельствование оных и с тех из них, которые окажутся совершенно здоровыми, снимать непосредственно самим наложенные на них клейма.

В 1875 году:

10 февраля, приказом за N 41 обращено внимание гг. участковых приставов о приведении в 2-х месячный срок в надлежащую исправность летних экипажей и о весьма тщательном осмотре извозчичьих лошадей и экипажей.

1-го марта, приказом за № 60, ввиду весеннего времени, предложено было содержателям ломового извоза заменить полозья колесами.

Приказом от 2 июля за № 183 предложено гг. участковым приставам представить в  течение месячного срока в распорядительное отделение канцелярии г. градоначальника сведения о числе имеющихся в их участках лошадей, принадлежащих обывателям столицы, а также извозчичьих, биржевых и ломовых.

Приказом от 1 сентября за № 244, предложено гг. смотрителям полицейских домов по поступлении к ним задерживаемых полицией или частными лицами неизвестно кому

принадлежащих животных, сообщать о том немедленно с подробным описанием примет таковых в распорядительное отделение канцелярии г. градоначальника». (4)

Не оставлялись без внимания и случаи ненадлежащего выполнения своих обязанностей полицейскими. Распоряжение 25-го февраля № 56 1872 г. : «Городовой Трофимов подвергнут 3-дневному аресту при полицейском доме за то, что, стоя на посту и заметив, что лошадь не в силах стащить с места не в меру нагруженный воз каменного угля, не только не исполнил в точности предписания по сему предмету, но дозволил себе жестоко стегать ее кнутом.» (4)

Обратимся к еще одному виду использования лошадей – конке. Она впервые появилась в Санкт-Петербурге в 1860 году и поначалу использовалась только для грузоперевозок, но с 27 августа 1863 года, после постройки первых пассажирских линий (площадь Восстания Невский проспект стрелка Васильевского острова; Адмиралтейская площадь Конногвардейский бульвар 6-я линия; Никольская площадь Садовая улица Невский проспект) конка стала перевозить и пассажиров. Скорость была небольшой (до 8 км/час), а вот популярность этого вида транспорта – огромной. К 1877 году в Санкт-Петербурге было 26 маршрутов, их обслуживали 3,5 тысячи лошадей (11). Впрочем, конка – это обиходное название этого вида транспорта, которое мы используем и сейчас, а официальное название – конно-железная дорога.

По существующим правилам перевозка пассажиров предполагала присутствие в вагоне 48-ми человек, но по факту набивалось в вагоны до 80 человек. Естественно, это вызывало протесты защитников животных. (Но протесты подействовали гораздо позже: в 1885 году мировыми судьями были привлечены к ответственности несколько кондукторов, которыми были назначены штрафы в 5 руб. Но продолжалось это недолго. Общество конно-железных дорог подало жалобу Градоначальнику: из-за «вмешательства в порядок движения по линиям, происходят остановки, на которые публика ропщет». И претензии к кондукторам были сняты). (10)

Столь значительное наличие лошадей в столице ставило вопросы и эпизоотической безопасности. В этой связи необходимо отметить деятельность Общества ветеринарных врачей в Санкт-Петербурге. В начале 60-х годов внимание этого Общества было обращено на развитие сапа в столице. Город по ходатайству Общества был разделен на временные участки. В каждом участке лошади были осмотрены ветеринаром, причем больные сапом выделены. Члены Общества приняли самое деятельное и живое участие в проведении этого осмотра. (12)

Не оставались в стороне и городские власти. Проблема сапа в то время была весьма острой, и реакция следовала незамедлительно: «Приказом от 13 августа 1875 за № 225 предложено гг. участковым приставам, ввиду случаев задержания на улицах извозчичьих лошадей, одержимых сапом, немедленно осмотреть совместно с ветеринарными врачами столичные извозчичьи дворы и в случае открытия где-либо больных лошадей, принимать указанные для сего меры, предварив вместе с тем извозопромышленников, чтобы они о всякой заболевшей лошади с признаками сапа тотчас давали знать в местные участки для освидетельствования через ветеринарных врачей, под опасением за неисполнением сего привлечения к ответственности в установленном порядке.» (4)

Не оставались без внимания властей и городские собаки, в том числе по терминологии того времени – бродячие (13). На улицах столицы их отлов производился пожарными солдатами. Правление Российского Общества Покровительства Животным просило о введении намордников для владельческих собак, а также об «изъятии от поимки тех собак, которым их владельцами уже были снабжены намордниками. Ходатайство это было уважено, причем Генерал-Адъютант Трепов в приказе от 17 августа того же года объявил обывателям столицы, чтобы те <> не выпускали их на улицы без намордников». В том же году «Обер-Полицмейстер приказом за № 296 от 26 октября того же года предписал полиции: 1I) озаботиться строгим внушением нижним чинам, на коих возлагается ловля бродячих собак, чтобы они не дозволяли себе при этом  бесцельной, возмутительной, жестокости; 2) подтвердить им об их обязанности преследовать собак только бродячих, <> и о строгом воспрещении ловить собак, очевидно имеющих хозяев, а тем более дозволять себе при этом насилие; 3) наблюсти, чтобы <отлов> отнюдь не производился днем, а совершалось во время долгих осенних и зимних ночей не позднее 7.30 час. утра, и 4) строжайше следить за тем, чтобы ловля собак не была обращаема в своекорыстный промысел и соединялась с злоупотреблением, а была направлена единственно к охранению безопасности жителей; виновных, же в нарушении сего немедленно подвергать должному взысканию». (10)

Упорядочение процесса отлова бродячих собак привлекло внимание даже за пределами России. Отметим обращение Дрезденского общества покровительства собакам (Kynologischer Verein zu Dresden) в адрес Российского общества покровительства животными:

«Так как дрезденскому кинологическому Обществу не вполне известны заграничные законы касательно этого предмета, то правление его обратилось к правлению нашего Общества с просьбой о сообщении, какие существуют в России, и особенно в Петербурге, постановления и полицейские меры относительно ограничения размножения собак и особенно для предохранения публики от укушения бешеными собаками. Отношение дрезденского кинологического Общества было препровождено к члену правления Л.Я.Рудановскому с просьбою о составлении извлечения из законов и административных распоряжений относительно предохранения публики от укушения бешеными собаками. Из составленной г.Рудановским записки видно, что по этому предмету существуют для России и для г. С.-Петербурга следующие законы и правила: <приводятся только относящиеся к деятельности Ф.Ф.Трепова> в приказах по полиции объявлено:

1) Собаки, выпускаемые на улицу, непременно должны быть в намордниках (прик. 17 августа 1866 г.);

2) Полиция должна истреблять появляющихся на улицах и площадях бродячих и бесхозяйных собак, не имеющих на себе признаков принадлежности определенному лицу (при. 18 мая 1868 г.);

3) Запрещено вводить собак в публичные сады и скверы (прик. 4 мая 1868 г.);

4) Собаки, укусившие кого-либо, задерживаются и отсылаются к ветеринарным врачам для освидетельствования (прик. 16 июля и 17 октября 1868 г.). (10)

Как видно из приведенных примеров власти столицы и полиция, возглавляемые Ф.Ф.Треповым, активно взаимодействовали с Российским Обществом Покровительства Животным, что вызывало признательность его членов: «Содействие со стороны полиции, благодаря сочувствию г. обер-полицмейстера, ныне градоначальника генерал-адъютанта Ф.Ф.Трепова, было всегда оказываемо Обществу настолько, насколько это зависело лично от Ф.Ф.Трепова и насколько члены полиции умели и желали понимать значение

деятельности Общества и распоряжений г. градоначальника. Если припомнить довольно многочисленные приказы по полиции, клонившиеся к оказанию всевозможного содействия Обществу, то уже из них ясно, что содействие это было значительно». (4)

В 1869 году Ф.Ф.Трепов стал почетным членом Российского Общества Покровительства Животным (5). По уставу Общества действительные члены обязаны были вносить ежегодно в общественную кассу не менее 5 руб. Ежегодный взнос мог быть заменен единовременным взносом 50 рублей с правом не платить в дальнейшем ежегодный взнос. Принесшее в дар делу покровительства животным не менее 300 р. получал звание почетного члена Общества и при этом числился и действительным членом Общества. В отчетах Российского Общества Покровительства Животным за разные годы в списках членов Общества Ф.Ф.Трепов числится как почетным, так и действительным членом Общества.

Наверное, можно было бы еще много рассказать о деятельности двух петербургских генералов на ниве покровительства животным. Но можно уже сделать и выводы. А это, прежде всего, показательный пример того, как люди разных взглядов на многие проблемы общественной жизни, люди по-разному оценивавшие события политической жизни, могут слажено и конструктивно совместно работать для решения проблем, волнующих общество.

Источники:

  1. В. Шарпило. Награды защитникам животных. СПб, «Собачий остров», №3 (65), 2020.
  2. «Воспоминания Федора Адольфовича Оома. 1826-1865». М., Университетская типография, 1896.
  3. «Отчет Российского Общества Покровительства Животным за 1875 год». С.-Петербург, Типография Г.Шредера, 1876.
  4. «Первое десятилетие деятельности Российского Общества Покровительства Животным. Исторический очерк его деятельности в 1865-1875 гг.». С.-Петербург, Типография А.М. Котомкина, 1876.
  5. «Отчет о деятельности Высочайше причисленного к ведомству Министерства внутренних дел Российского общества покровительства животным за 1868 год». С.-Петербург, Типография Ритгера и Шнейдера, 1869.
  6. Переписи населения. «Санкт-Петербург. Энциклопедия». http://encspb.ru/.
  7. Отчет Российского общества покровительства животным за 1870 год. С.-Петербург, Типография Г. Шредер (бывш. Хотинского), 1871.
  8. О работе исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга в сфере отношения к животным и обеспечения стабильной эпизоотической обстановки на территории Санкт-Петербурга. Доклад начальника Управления ветеринарии Санкт-Петербурга на заседании Правительства Санкт-Петербурга 28.04.2018.
  9. В. Шарпило. Санкт-Петербург, XIX век. Лошади – вид городского транспорта. СПб, «Окружающая среда Санкт-Петербурга», №1 (15), март 2020.
  10. Исторический очерк деятельности Российского общества покровительства животным со дня его основания, 4го октября 1865 г., по 1891 год, или за 25 лет его существования. Под ред. Зиновия Зосимовского. С-Петербург, Типография П.П.Сойкина, 1892.
  11. Я.Г. Годес. Этот новый старый трамвай. Л., 1982; От конки до трамвая: Из истории петербургского транспорта / Авт.-сост. Е. Шапилов и др. СПб.; М., 1994.
  12. Н. Пештич. Краткий очерк деятельности Общества Ветеринарных Врачей в С.-Петербурге. «Пятидесятилетие Общества ветеринарных врачей в С.-Петербурге. 24 окт. 1846 г. – 24 окт. 1896 г. Вып. 1–2». С-Петербург, 1896.
  13. В. Шарпило. Санкт-Петербург, XIX век. Бродячие собак: проблемы и решения. «Окружающая среда Санкт-Петербурга», №4 (14), декабрь 2019.

Биографические данные А.А.Суворова и Ф.Ф.Трепова взяты из соответствующих статей Википедии. Фотографии и иллюстрации взяты из общедоступных источников Интернета.

Валерий Шарпило

Член Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Журнал "Собачи1 остров", №4, 2020