Обратиться ?Вопрос-ответ

В. Шарпило. «Чумной форт» - гордость российской науки.

Поделиться:
Распечатать

В пустынном и свинцовом Финском заливе, рядом с Кронштадтом, сумрачной твердыней высится и в наши дни одинокий, старый форт. Это сооружение, входящее в систему обороны Кронштадта (а, следовательно, и Санкт-Петербурга) – форт «Император Александр I». Однако, нас интересует не военная история этого сооружения, а другая – научная, славная, хотя временами и трагическая.

Дело в том, что форт «Император Александр I» имеет и второе, полученное в конце XIX в и ставшее уже практически официальным название, – «Чумной форт».

Более 120 лет назад 8 (20) декабря 1890 года в Санкт-Петербурге был открыт первый в России научно-исследовательский медико-биологический центр — Императорский Институт экспериментальной медицины (ИИЭМ). Основателем и попечителем института был принц А.П. Ольденбургский, который пригласил в ИИЭМ лучших специалистов того времени, в том числе ветеринарных врачей. В то время в России существовала постоянная угроза различных эпидемий, и она заставляла искать пути воспрепятствования страшным болезням. Массовый характер инфекционных болезней придавал им масштабы национального бедствия и активно стимулировал власти и ученых на поиск и устранение этих причин. Подготовка лекарей в России во второй половине ХIХ в. велась на медицинских факультетах университетов и в медико-хирургических академиях, Петербургской и Московской, Вильнюсской. Ветеринарных врачей готовили специализированные институты в Дерпте, Харькове, Казани и ветеринарный факультет в Санкт-Петербургской медико-хирургической академии, а также ветеринарные училища.  Выпускники этих учебных заведений и составили основу коллектива ИИЭМ.

Тяжелейшая эпидемиологическая обстановка в мире в конце ХIХ столетия, необходимость "вооружения" вакцинами и сыворотками от чумы и холеры привели к созданию "Особой комиссии по предупреждению занесения чумной заразы в пределы Российской империи" (КОМОЧУМ). Первоначально работы по противодействию чуме велись в Отделе эпизоотологии ИИЭМа. Для производства сыворотки от чумы использовали 20 лошадей, которых разместили в конюшнях Летнего дворца Ольденбургского на Каменном острове (наб. Малой Невки, 11). Лошадей на лодках перевозили через Невку в ИИЭМ.

Однако Каменный остров был не лучшим местом для этих работ, и А.Ольденбургский стал подыскивать под чумную лабораторию подходящее изолированное помещение, отстоящее от города дальше, чем усадьба ИИЭМа. Ему удалось получить в военном министерстве для этих целей выведенный за штат форт "Александр I", находящийся на расстоянии 2,5 км к западу от Кронштадта, в получасе езды на пароходе. Согласие Императора, военного министра и коменданта Кронштадтской крепости было дано 26.01.1897 года. Сам факт размещения научной лаборатории в бывшем крепостном форту - это пример едва ли не первой в мире конверсии.

С 8.07.1901 года чумная лаборатория стала носить название "Особая лаборатория ИИЭМ по заготовлению противочумных препаратов на форте  Александр I". В научной литературе и в архивных делах это учреждение именуется сокращенно - либо "Особая лаборатория", либо "Чумной форт", либо просто "Форт". Как показывает само название лаборатории, ее задачей было главным образом изготовление в необходимом количестве противочумной сыворотки и вакцины, однако в дальнейшем на форте стали вырабатывать и иные препараты.

Институт получил форт в виде голых кирпичных и гранитных стен, которые были явно не приспособлены для лабораторных целей. После окончания ремонта форта, на что было истрачено около 170 тысяч рублей (проведенного под руководством архитектора ИИЭМ Г.И. Люцедарского) с 16.08.1899 года все работы по особо опасным инфекциям стали производиться только в его приспособленных помещениях.

Для содержания лаборатории требовались значительные затраты на проведение исследований, производство прививочных препаратов и содержание животных. Ежегодно чумная лаборатория получала для своих нужд 60 тысяч рублей, что равнялось практически половине бюджета ИИЭМа, который был равен 131.660 рублям.

Лаборатория имела: два отделения (заразное и незаразное), а также помещения для врачей, служителей и парадные комнаты для приема гостей и проведения конференций. Кроме этого имелось машинное отделение, прачечная, баня. По воспоминаниям А.Н. Червенцова, работавшего в лаборатории, «В незаразном отделении устроен целый зверинец - все это животные служащие для опытов прививки чумы и других болезней: обезьяны, кролики, морские свинки, крысы, мыши, сурки (сибирские тарбаганы), в которых предполагают переносчиков чумной заразы в Сибири, суслики (овражки), очень восприимчивые к чумной заразе и, ввиду быстроты передвижения, могущие быть опасными распространителями чумы... Наряду с этим мелким "лабораторным материалом", я увидел тут же в особых помещениях целое стадо северных оленей и несколько верблюдов...

Но все это пока материал второстепенный: главное место отведено лошади.

Кровь лошади, переработавшая в себе чумной яд, дает нам спасительное средство от чумы. В конюшнях лаборатории, при моем посещении, находилось 16 лошадей; из них были такие, которые уже в течение 3-х лет вырабатывают противочумную сыворотку».

Именно использование лошадей привело к тому, что были оборудованы стойла для лошадей, а в небольшом внутреннем дворике - манеж.

Связь с Кронштадтом осуществлялась с помощью небольшого пароходика с символичным именем «Микроб», а зимой – по льду Финского залива.

В 1904, а затем в 1907 годах, дважды тяжелая драма разыгралась на мрачном форте. При работах заразились чумным ядом и погибли заведующий Особой лабораторией ИИЭМ на форте, ветеринарный врач В.И. Турчинович-Выжникевич (окончил в 1889 году Харьковский ветеринарный институт со степенью ветеринара с отличием, умер в 1904 г.)

и ветеринарный врач М.Ф. Шрайбер (практикант ИИЭМа, старший врач 11-го Восточно-Сибирского стрелкового полка, умер в 1907). 

Весть об их смерти облетела всю Россию. Взоры обратились к скромным героям, работавшим на форте. Об этом свидетельствует журнал посетителей лаборатории, хранящийся в Музее истории ИЭМа, Свои автографы оставили члены семьи Романовых, ученые, представители широких слоев российской интеллигенции. Поскольку врачи умерли от чумы и не могли быть погребены по традиционному церковному обряду, они были кремированы. Урны с их прахом хранились на территории лаборатории в «Чумном форте».

В настоящее время урна с прахом В.И. Турчиновича-Выжникевича хранится в ИЭМ. Ну а урна с прахом М.Ф. Шрайбера была, к сожалению, безвозвратно утрачена в 60-е годы прошлого века

Во время войны с Японией (1904-1905) и Первой мировой (1914-1918) во фронтовые и армейские госпитали, санитарные поезда и ветеринарные лазареты ИИЭМ поставлял массу вакцин, сывороток и других препаратов против инфекционных заболеваний, произведенных в «Чумном форте». Следует отметить, что если в мирное время штат Особой лаборатории состоял из заведующего с 3-4 сотрудниками и нескольких прикомандированных стажеров, то с сентября 1914 года в штате форта насчитывалось уже до 60 человек. Кроме этого с началом военных действий в 1914 году на форте разместили 500 лошадей для получения из их сыворотки препаратов.          

Всего же за первые 25 лет существования в ИИЭМе было изготовлено и отпущено 1.103.139 флаконов сывороток (стрептококковой, стафилококковой, столбнячной и скарлатиновой). Вакцин против тифа произведено из расчета на 1.230.260 человек. Предохранительной вакцины от чумы отпущено 4.795.384 куб. см; 2.343.530 куб. см противочумной сыворотки; 1.999.097 куб. см противохолерной вакцины и 1.156.170 куб. см противохолерной сыворотки.

Вообще же история возникновения, существования и ликвидации «Чумного форта» сложна и изрядно запутана. Особая лаборатория для изготовления противобубонных препаратов ИИЭМ на форте «Александр I» официально просуществовала до 01.01.1918 года. Часть ее оборудования и музейных экспонатов передали ГИЭМ и Институту бактериологии им. Пастера (в дальнейшем Институт микробиологии и эпидемиологии им. Пастера) в Петрограде. Другая часть послужила материальной базой для создания института «Микроб» в городе Саратове.

В настоящее время форт «Александр I» находится в федеральной собственности, является филиалом Константиновского дворца. Его можно посетить с экскурсией. Хотелось бы, чтобы в планах возрождения форта входило и создание музея Чумной лаборатории. Ведь форт - это часть истории России, не только военной, но и научной.

Валерий ШАРПИЛО

Автор благодарит Ю.П. Голикова за помощь в подготовке материала и предоставленные фотографии

Материал опубликован в журнале «Иппология и ветеринария», № 3 (13) 2014