Обратиться ?Вопрос-ответ

Валерий ШАРПИЛО. Санкт-Петербург, XIX век. Лошади - вид городского транспорта.

Поделиться:
Распечатать

С 1 по 25 октября 2020 года пройдет Всероссийская перепись населения. Событие, безусловно, значимое, масштабное. А первая всеобщая перепись населения Российской империи состоялась в 1897 году. Однако в Санкт-Петербурге переписи населения проходили ранее. Результаты переписи 1865г. были признаны неудовлетворительными (1), а вот данными переписи населения Санкт-Петербурга 1869г. мы воспользуемся. И вот почему.

«Почти одновременно с произведенною в самом исходе 1869 года переписью столичных жителей С.-Петербурга, губернский статистический комитет входил в непосредственные сношения с участковыми полицейскими управлениями о приведении в известность, на сколько окажется возможным, числа находящихся в столице животных, — по крайней мере тех из них, которые наиболее употребительны в домашнем хозяйстве городских обывателей. На этот раз собирание такого рода сведений ограничилось: лошадями, рогатым скотом, овцами, свиньями и козами. Собаки и кошки не могли быть приведены в подобную статистическую известность по совершенному отсутствию необходимых в этом случае признаков, которые отличали бы в означенных породах животных, прикрепленных к домашнему хозяйству человека, от совершенно бродячих, никому не принадлежащих». (2)

В этой связи чрезвычайно интересно исследовать «Статистическую таблицу о населении Санкт-Петербургской столицы животными (к 15 декабря 1869 года)». (2)

«Статистическая таблица о населении Санкт-Петербургской столицы животными (к 15 декабря 1869 года)». (2)

Всего животных 46130. Собак и кошек среди этого количества, естественно, нет. А вот среди остальных животных превалируют лошади. Их без малого 39тыс. Сравним с данными 2018 года: на территории Санкт-Петербурга содержалось 1500 лошадей (3). Естественно, подобный разброс вполне объясним. Ведь в данных 1869г. присутствуют лошади воинские, полицейские и «в извозе». Все эти категории на сегодняшний день практически отсутствуют. 

Не будем затрагивать тему лошадей воинских и полицейских. Остановимся на лошадях «в извозе», которые составляли основу городского транспорта в то время, причем как гужевого, так и для перевозки пассажиров. Их было свыше 21тыс. голов. Свыше 16тыс. лошадей служили для перевозки жителей города – как средства общественного транспорта (в каретах-дилижансах), так и личного. А около 4тыс. лошадей использовались в качестве гужевого транспорта в городе и на железных дорогах (тогда эти лошади назывались ломовыми).

Использование животных, и в частности лошадей, в коммерческой деятельности регулировалось правилами обращения с животными, утвержденными министром внутренних дел в 1866г . Приведем их:

« § 1. Запрещается употреблять на работу животных видимо больных, изувеченных, имеющих раны и хромых.

§ 2. Не дозволяется наносить животным удары твердым или острым орудием (дубинами, крючьями и т.п.), а бить по голове и животу и вовсе воспрещается.

§ 3. Запрещается накладывать груз слишком тяжелый, явно несоответствующий силам животного и состоянию дороги.

§ 4. Не дозволяется никому по городу ехать вскачь, как порожним, так и с седоками, а в особенности с тяжелой кладью.

§ 5. Воспрещается привязывать лошадь, арканом, накинутым на шею, к полу впереди идущему, в том случае, когда лошадь, находящаяся в упряжи, едва в состоянии тянуть груз.

§ 6. Не дозволяется возить телят и другой мелкий скот, мучительно для него уложенным, как, например, одно животное на другое, со свешенными или бьющимися о телегу головами, а извозчику запрещается садиться на этих животных.

§ 7. Упавшую в упряжи лошадь воспрещается поднимать ударами кнута, но следует непременно распрячь ее, если пособие руками окажется недостаточным.

§8. Вообще запрещается всякое мучение каких-либо животных и всякое жестокое с ними обращение». (4)

Как видно, эти правила содержали требования не только к использованию лошадей, но и к перевозке груза (телята, мелкий скот). К нарушителям же должны были быть применены строгие меры:

«Всех упорствующих в прекращении поименованных нарушений задерживать и представлять в полицию, для поступления с ними на точном основании 311 ст. XV т. св. зак. улож. о наказаниях». (4)

И эти строгие меры не заставляли себя ждать. Показательна эпопея с конюшней владельца заведения Бассейно-садовых общественных экипажей купца Щапина, содержателя общественных дилижансов (3). В конце 1870г. от истощения сил во время работы пала мертвой одна из его лошадей. В результат разбирательства этого дела у мирового судьи (а оно по разным причинам производилось трижды) Щапин был признан виновным в неисполнении правил извоза. Ему был присужден штраф 25 руб. Однако, этот приговор на Щапина не подействовал. Против купца и его служащих были возбуждены несколько дел за нарушение правил извоза, и в результате в марте 1871г. был произведен осмотр всего заведения, занимавшегося извозным промыслом. Осмотр был проведен полковником Жерве, приставом 3го участка Рождественской части, полицейским ветеринаром Михайловским, членом Российского общества покровительства животным Н.И.Мюссардом и членом Общества ветеринарных врачей в Санкт-Петербурге А.И.Алексеевым. Содержание лошадей было ужасающим. Из 230 лошадей 57 были признаны негодными для работы и опечатаны до выздоровления, а само заведение было передано под надзор местной полиции. После этого содержание лошадей заметно улучшилось, но было замечено, что они плохо подкованы, поэтому часть из них была отправлена в кузницу для перековки. Корм и вода были вполне доброкачественными, состояние помещения было найдено нормальным, но двор был покрыт сплошь грязью и нечистотами. Полицией было предписано Щапину привести двор в порядок. Это лишь один из примеров действия властей по контролю за соблюдением правил обращения с лошадьми, которые использовались для извоза. Вообще же у Щапина было несколько подобных заведений в различных концах города, и все они находились под постоянным контролем как властей, так и общественности. (4)

Необходимо отметить, что инструкциями и приказами по полиции, устанавливались правила кормления лошадей в городе и их водопоя, за который взымалась плата – 1 коп. с лошади за один раз. (4)

Весной и осенью во время распутицы при транспортировке грузов через крутые мосты (а уж их в Петербурге было достаточно) для облегчения веса тяжело нагруженных возов употребляли особые подъемные устройства, придуманные Н.И.Мюссардом. А в 1871 и 1873 годах были  заключены контракты с артиллерийским капитаном Цилиакусом и купцом Берцовым о содержании трех лошадей на Николаевском мосту, для помощи поднимающимся на него возам. Плата за день (с 8 до 18 час.) была три рубля за каждую лошадь с рабочими. Руководил этим процессом Ф.К.Холм, выполнял, как отмечали коллеги, с полным усердием. Также была нанята еще одна лошадь для помощи возам, поднимающимся на Коломягинскую гору.  (4)

Ситуацией, связанной с транспортировкой через Николаевский мост, озаботилась и полиция. 24 февраля 1871 г. генерал-адъютантом Ф.Ф.Треповым за № 55 было издано «Предписание полиции содействовать распоряжениям Общества Покровительства Животным в облегчении ломовых лошадей при перевозке грузов через Николаевский мост в дни распутицы» (5). Вообще же, полиция достаточно внимательно относилась к проблеме использования лошадей для перевозки и людей, и грузов. Кроме уже упоминавшегося распоряжения только за 1871-1875 гг. были изданы следующие приказы и распоряжения по полиции (5):

«В  1871 году:

От 24 февраля № 55. Предписание полиции содействовать распоряжениям Общества Покровительства Животным в облегчении ломовых лошадей при перевозке грузов через

Николаевский мост в дни распутицы (уже упоминалось).

От 30 июня № 181. Предписание полиции содействовать распоряжениям комиссии, учрежденной от Общества для осмотра заведений общественных экипажей.

От 23 ноября № 327. Предписание полиции иметь наблюдение, чтобы в дни сильных морозов стоящие на биржах извозчичьи лошади были покрыты попонами.

В 1872 году:

От 3 января № 3. О производстве осмотра извозчичьих лошадей, с тем, чтобы отнюдь не допускались в езду лошади изнуренные.

В 1873 году:

От 8 августа № 220. Предписание полиции о наблюдении за извозным промыслом, а равно и затем, чтобы поставщики курьерских лошадей и экипажей для разных правительственных учреждений не употребляли в езду лошадей исхудалых, искалеченных и совершенно бессильных и чтобы экипажи, сбруи и прочие принадлежности закладки, а также и одежда кучеров содержались в надлежащей исправности; замеченные же в каких-либо неисправностях, курьерские экипажи немедленно отправлять к экзекуторам подлежащих ведомств для принятия сими последними соответствующих мер.

От 9 ноября № 313. Предписание полиции об обязанности содержателей извозов подписками, чтобы во время морозов лошади их, стоящие у колод (N.B.: были расставлены по городу для организации водопоя и кормления лошадей), были непременно покрываемы попонами или коврами; за неисполнение же сего содержатели будут привлечены к ответственности по закону.

От 21 декабря № 355. Предписание полиции об оповещении всех извозопромышленников и содержателей коров о том: 1) что Общество открыло 10-го того же месяца вторую амбулаторную лечебницу, находящуюся в 11 роте Измайловского полка, и что прием больных животных в эту лечебницу назначен по понедельникам, вторникам, четвергам и субботам oт 1 до 2.30 часов пополудни, и 2) что первая амбулаторная лечебница Общества, открытая в прошлом 1872 году, помещается по Николаевской улице, в доме Малышицкой  12, и прием животных для бесплатного лечения в оной ветеринарным врачем Плущевским бывает по понедельникам, средам и пятницам от 2 до 30. часов пополудни.

В 1874 году:

От 11 мая за № 54. Предписание гг. участковым приставам предварить извозопромышленников о приведении в течение двухнедельного срока в надлежащую исправность замеченных недостатков в упряжке.

От 5 августа за № 217. Предписано подтвердить извозопромышленникам о приведении в исправность принадлежащих им экипажей и упряжи лошадей.

От 22 августа за № 234. Относительно наложения гг.ветеринарами свинцовых клейм на больных лошадей, признанных по осмотрам негодными в езду, поручено гг. ветеринарам, по заявлениям хозяев о выздоровлении заклейменных лошадей производить вторичное освидетельствование оных и с  тех из них, которые окажутся совершенно здоровыми, снимать непосредственно самим наложенные на них клейма.

В 1875 году:

10 февраля, приказом за N 41 обращено внимание гг. участковых приставов о приведении в 2-х месячный срок в надлежащую исправность летних экипажей и о весьма тщательном осмотре извозчичьих лошадей и экипажей.

1-го марта, приказом за № 60, ввиду весеннего времени, предложено было содержателям ломового извоза заменить полозья колесами.

Приказом от 2 июля за № 183 предложено гг. участковым приставам представить в  течение месячного срока в распорядительное отделение канцелярии г.Градоначальника сведения о числе имеющихся в их участках лошадей, принадлежащих обывателям столицы, а также извозчичьих, биржевых и ломовых.»

Не оставлялись без внимания и случаи ненадлежащего выполнения своих обязанностей полицейскими. Распоряжение 25-го февраля № 56 1872 г. : «Городовой Трофимов подвергнут 3-дневному аресту при полицейском доме за то, что, стоя на посту и заметив, что лошадь не в силах стащит с места не в меру нагруженный воз каменного угля, не только не исполнил в точности предписания по сему предмету, но дозволил себе жестоко стегать ее кнутом.» (5)

Обратимся к еще одному виду использования лошадей – конке. Она впервые появилась в Санкт-Петербурге в 1860 году и поначалу использовалась только для грузоперевозок, но с 27 августа 1863 года, после постройки первых пассажирских линий (площадь Восстания — Невский проспект — стрелка Васильевского острова; Адмиралтейская площадь — Конногвардейский бульвар — 6-я линия; Никольская площадь — Садовая улица — Невский проспект) конка стала перевозить и пассажиров. Скорость была небольшой (до 8км/час), а вот популярность этого вида транспорта – огромной. К 1877 в Санкт-Петербурге было 26 маршрутов, их обслуживали 3,5 тыс. лошадей (6). Впрочем, конка – это обиходное название этого вида транспорта, которое мы используем и сейчас, а официальное название – конно-железная дорога.

Конка на Невском проспекте

По существующим правилам перевозка пассажиров предполагала присутствие в вагоне 48-ми человек, но по факту набивалось в вагоны до 80 человек. Естественно, это вызывало протесты защитников животных. Протесты подействовали, и в 1885г. мировыми судьями были привлечены к ответственности несколько кондукторов, которыми были назначены штрафы в 5 руб. Но продолжалось это недолго. Общество конно-железных дорог подало жалобу Градоначальнику: из-за «вмешательства в порядок движения по линиям, происходят остановки, на которые публика ропщет». И претензии к кондукторам были сняты. (4)

Столь значительное наличие лошадей в столице ставило вопросы и эпизоотической безопасности. В этой связи необходимо отметить деятельность Общества ветеринарных врачей в Санкт-Петербурге. В начале 60-х годов вниманиѳ этого Общества было обращено на развитие сапа в столице. Город по ходатайству Общества был разделен на временные участки. В каждом участке лошади были осмотрены ветеринаром, причем больные сапом - выделены. Члены Общества приняли самое деятельное и живое участие в проведении этого осмотра. (7)

Не оставались в стороне и городские власти. Проблема сапа в то время была весьма острой, и реакция следовала незамедлительно: «Приказом от 13 августа 1875 за № 225 предложено гг.участковым приставам, ввиду случаев задержания на улицах извозчичьих лошадей, одержимых сапом, немедленно осмотреть совместно с ветеринарными врачами столичные извозчичьи дворы и в случае открытия где-либо больных лошадей, принимать указанные для сего меры, предварив вместе с тем извозопромышленников, чтобы они о всякой заболевшей лошади с признаками сапа тотчас давали знать в местные участки для освидетельствования через ветеринарных врачей, под опасением за неисполнением сего привлечения к ответственности в установленном порядке.» (5)

На проблемы использования лошадей для работ обратила внимание и петербургская пресса. Все мы знаем картину И.Е.Репина «Бурлаки на Волге». Но тяга судов осуществлялась не только на Волге и не только бурлаками.  В мае 1876 г., в газете «Петербургский Листок» вышла статья «Невский бичевник».  (N.B. Чаще используется бечевник, но допустимы оба варианта.  Бичевник — сухопутная дорога вдоль берега водного пути (реки или канала), предназначенная для буксирования людьми (бурлаками) или лошадьми судов на канате (обычно несамоходных барж. – Википедия. Петербургский листок» (1864—1918) — петербургская политическая, общественная и литературная газета. В 1876 году собственником газеты был А. В. Владимирский (8). В статье, размещенной в этой газете,  рассказывалось, что промышленники бичевой тяги (будем использовать написание слова, использовавшееся в статье) употребляют для работы «таких чахлых лошадей, что только нужно удивляться, как такие жалкие существа имеют еще в себе силы на столько, чтобы тащить хоть какую-нибудь тяжесть. Автор подробно описывал положении лошадей на бичевом промысле: «Бичевые промышленники скупают для своего ремесла, за бесценок, исключительно только таких лошадей, который, будучи слишком старыми, больными, тощими и искалеченными, способны прожить только одно лето. Вся работа у бичевников состоит лишь в том, чтобы лошадь как-нибудь дотянула до поздней осени, когда тяга барок приостанавливается на зиму; тогда они считают службу своих лошадей конченною. Выжав, так сказать, последние соки из этих плачевных существ, они продают их за какой-нибудь рубль, или даже полтинник, в ближайшем кабаке для убоя на прокормление дворовых собак. Впрочем,— продолжает автор статьи,— такого рода лошади еще счастливы, по крайней мере, тем, что мучения их разом прекращаются».

Статья, подробно описывавшая работу лошадей на бичевниках, их ужасающее состояние, болезни, которым подвергнуты несчастные животные, вызвала большой резонанс в обществе.

Медицинский департамент Министерства внутренних дел регулярно направлял ветеринарных врачей в разные губернии для проведения противоэпизоотических и лечебных мероприятий, а в летнее время особое внимание обращалось на бичевники, где гибло много лошадей «от непосильных трудов, голода, гнилого корма и других невыносимых мучений». (4) По ходатайству Российского общества покровительства животным Медицинский департамент направил на бичевник Мариинской системы  (соединяет бассейн Волги с Балтийским морем) члена-сотрудника Общества ветеринарного врача Ю.Штейна. После командировки, длившейся полмесяца (с 1 по 15 августа) Ю.Штейн  представил отчет и предложения в Медицинский департамент. Практически все предложения врача, состоявшие из десяти пунктов, были одобрены и затем петербургским губернатором через губернскую Земскую управу переданы Новоладожскому земству, как наиболее заинтересованному в решении этого вопроса. Контроль за положением дел на бичевниках осуществлялся и далее, предполагались меры по дальнейшему облегчению участи лошадей, но…   В 1882г. на бичевниках Шлиссельбургского и Новоладожского уездов вспыхнули беспорядки. И кроме того началась сибирская язва. Непосредственно Санкт-Петербург эти события не затронули, но уезды входили в состав Санкт-Петербургской губернии, поэтому Санкт-Петербургским губернатором для борьбы с эпидемией и учреждения постоянного надзора за тягою на каналах были командированы непосредственно в очаг эпидемии 8 ветеринарных врачей. (4)

В двадцатом веке значение лошади стало падать. Последняя конка прошла по улицам Петрограда в сентябре 2017г. (6). Постепенно начал исчезать и гужевой транспорт. Хотя, если вспомнить, Остапа Бендера сбила подвода, перевозившая груз.

О событиях прошлого, связанных с лошадьми, нам напоминают не только исторические материалы, но и памятники культуры и истории, которых в городе предостаточно.  Не будем перечислять конные памятники, - все их и так знают. Название некоторых связано с седоками (Медный всадник), других же – с лошадьми (Кони Клодта). Остановимся только на четырех объектах, имеющих отношение к теме этого материала.

Это ветеринарная клиника Центрального района, расположенная в здании на ул.Коломенской, д.45.

Ветеринарная клиника Центрального района, ул. Коломенская, д.45

В конце XIX века в этом здании за деревянными воротами было помещение, где перековывали лошадей перед дальней дорогой. Дальше они отправлялись в сторону Московской заставы, а оттуда в дальний путь по Московскому тракту. После революции здесь расположилась организованная в 1917г. Коломенская ветеринарная лечебница. Во время блокады здесь располагался женский отряд по ликвидации последствий бомбежек и артобстрелов.

Ветеринарная клиника Центрального района, ул. Коломенская, д.45

В 1936г. на фасаде появился главный символ этого места – скульптурные изображения двух лошадиных голов, которые были отлиты с помощью чугунного литья во второй половине XIX века. (9)

Вспомним, также здание Управления ветеринарии Санкт-Петербурга на ул.4-ая Советская, д.5 (бывшая 4-я Рождественская). Здание в стиле неоклассицизма (архитектор Иосиф Исакович Долгинов, 1872-1943) украшено барельефами, изображающими различных животных: петуха, собаки, кошки, барана, утки, лося, зайца, оленя, льва и, в том числе, лошади.

Кстати, не все посетители Управления ветеринарии замечают эту деталь. Ведь барельефы расположены высоко (между 5 и 6 этажами), а улица достаточно узкая, и при панорамном обзоре барельефы можно просто не заметить.

Управление ветеринарии Санкт-Петербурга, ул. 4-я Советская, д.5

В этом здании с 1914г. располагалась лечебница для животных.

Здание лечебницы для животных, ул. 4-я Рождественская, д.5. 1914.

«30 ноября (1914) Петроградский отдел Российского общества покровительства животных перевел свою больницу для животных из прежних наемных помещений в собственное здание, выстроенное обществом по 4-й Рождественской ул. Постройка эта была вызвана полной реорганизацией всего дела оказания помощи больным животным. Новая больница расположена на большом собственном участке земли общества и состоит из 3 каменных корпусов по 5 этажей каждый. В первых этажах этих корпусов находятся исключительно помещения для больных лошадей: амбулаторная лечебница и стационарные помещения для лошадей, требующих оперативного или вообще продолжительного лечения». (10)

А ежегодник Императорского общества архитекторов-художников привел план помещений.

Здание лечебницы для животных. Фото и план помещений. 1914. (11)

Помещения для лошадей располагались во дворе здания достаточно долго. В частности, в исторических справках, хранящихся в Объединенном архиве Управления ветеринарии Санкт-Петербурга, находим запись: «Дежурная конюшня объединена с Центральной лечебницей мелких животных (с 15.04.1942)». (12) Сегодня во дворе здания, где в свое время были стойла для лошадей, располагается стоянка другого рода – для автомобилей.

Но это история, А теперь – современность. И применительно к теме публикации отметим два памятника, имеющие непосредственную связь ролью лошадей в XIX веке.

Первый из них – это памятник конке, установленный в 2004 г. напротив станции метро. «Василеостровская». 

Памятник конке. Васильевский остров.

Васильевский остров по праву считается исконно «конно-трамвайным» центром Санкт-Петербурга, поскольку именно там было проложено самое большое количество маршрутов конки. Памятник – двухэтажный вагончик конки – создали по образцу 1872-1878 гг. Детали пришлось восстанавливать по чертежам завода Путилова, которые были найдены в Центральном архиве. В 2005 г. памятник был дополнен новыми «персонажами» – скульптурами двух лошадей работы А.Зиякаева. В 2009 г. появился и вагоновожатый-кучер работы скульптора И.Пентешина с соавторами. Одежда кучера включает в себя исторически достоверные детали: фуражка, надписи, бляха с номером 1, герб конно-железной дороги – все было воссоздано по историческим фотографиям, записям «Ленфильма» и материалам архивов. Даже пуговицы кучерского сюртука, с гербом России, сделаны по слепкам с пуговиц оригинальной форменной одежды кучеров, сохранившихся на студии «Мосфильм». (13)

Второй памятник – это памятник карете.

Памятник карете, ул. 1-я Советская

Автор памятника - художник-монументалист Александр Добровольский. Памятник установлен в мае 2018 на ул.1-я Советская, ранее – 1-я Рождественская, а еще раньше  (1766-1822) – ул.Каретная, затем - Новая Каретная.  Названа так по каретному ряду, располагавшемуся на этой улице. Сегодня кареты изредка можно увидеть на улицах Санкт-Петербурга. Но это уже не транспорт. Это по разделу «Туризм».

Закончить же этот материал хочется тем, с чего он и начался – переписью. И хотя это и не относится напрямую к лошадям, но знать полезно: «Предписание от 16 ноября за № 320 гг. участковым приставам о собрании статистических сведений о количестве комнатных и дворовых собак, находящихся у домовладельцев г.С.-Петербурга и их квартирантов, с подразделением собак на дворовых и комнатных».(5)

Литература    

  1. Переписи населения. «Санкт-Петербург. Энциклопедия». http://encspb.ru/
  2. Отчет Российского общества покровительства животным за 1870 год. С.-Петербург, Типография Г.Шредер (бывш. Хотинского), 1871,
  3. О работе исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга в сфере отношения к животным и обеспечения стабильной эпизоотической обстановки на территории Санкт-Петербурга. Доклад начальника Управления ветеринарии Санкт-Петербурга на заседании Правительства Санкт-Петербурга 28.04.2018
  4. Исторический очерк деятельности Российского общества покровительства животным со дня его основания, 4го октября 1865г., по 1891 год, или за 25 лет его существования. Под ред. Зиновия Зосимовского. С-Петербург, Типография П.П.Сойкина, 1892
  5. Первое десятилетие Российского общества покровительства животным. Исторический очерк его деятельности в 1965-1875 гг.  С-Петербург, Типография А.М.Котмина, 1875
  6. Я.Г. Годес. Этот новый старый трамвай. Л., 1982; От конки до трамвая: Из истории петербургского транспорта / Авт.-сост. Е. Шапилов и др. СПб.; М., 1994.
  7. Н.Пештич. Краткий очерк деятельности Общества Ветеринарных Врачей в С.-Петербурге. «Пятидесятилетие Общества ветеринарных врачей в С.-Петербурге. 24 окт. 1846 г.—24 окт. 1896 г. Вып. 1—2». С-Петербург, 1896
  8. «Петербургский листок». Википедия
  9. В.Шарпило, М.Большаков. Открытие ветеринарных клиник: история и современность.  «Собачий остров»,  №1 (45), январь 2017, СПб, БФ «Верность»
  10. «Зодчий». Еженедельный архитектурный и художественно-технический журнал. Орган ИМПЕРАТОРСКОГО Петроградского общества архитекторов. 21 декабря 1914. № 51, Петроград.
  11. Ежегодник Императорского общества архитекторов-художников. Выпуск девятый. 1914. Петроград.
  12. Исторические справки. Архив Управления ветеринарии Санкт-Петербурга.
  13. Памятник конке. Официальный городской портал Санкт-Петербурга Visit Petersburg, http://www.visit-petersburg.ru

Валерий Шарпило

Член Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Фотографии автора и из общедоступных источников Интернета