Обратиться ?Вопрос-ответ

Валерий Шарпило. Вспомнить забытое

Поделиться:
Распечатать

Конец 2019-го ознаменовался выходом ряда нормативных актов, определяющих порядок использования животных в культурно-зрелищных и коммерческих целях. Резонанс был огромный. Едва ли не все основные телевизионные каналы посвятили репортажи этой теме, да и печатные СМИ от них не отстали. Общественный резонанс был велик: от восторженный откликов «Наконец-то!», до риторически-скептических замечаний: «Ну что они еще там напридумывали?». Контактные зоопарки, зоофотографы, выездные мероприятия с животными в детских учреждениях оказались в зоне общественного внимания. А когда речь заходит о цирках, то в противовес противникам использования в них животных выдвигают аргумент об исторических традициях русского цирка.

Действительно, каковы российские традиции использования животных в культурно-зрелищных, развлекательных, коммерческих целях. Не будем трогать тему использования лошадей: они еще и до середины ХХ века были основным, а затем значительным видом транспорта в городах. Вспомним хотя бы незабвенного Остапа Бендера, попавшего под лошадь. Так что оставим лошадей за скобками этого материала. А как же другие животные? Какова традиция их использования?

Наверное, каждый из нас представляет шарманщика на улице с обезьянкой. А ярмарка? Какая же ярмарка без медведей? Мы как-то привыкли к некому китчевому представлению о ярмарке: это не коммерческое мероприятие, а люди в национальных костюмах и медведи с балалайками. Но как на самом деле обстояло дело 150 лет назад?

Конечно, никаких фотографов с мишками в то время на улицах городов не было. А вот показ их на потеху публике был. И условия содержания что тогда, что сейчас комфортом не отличались. И тогда, также как и сейчас, общественность негодовала и обращалась к властям с просьбой прекратить издевательство над животными. И реакция властей последовала.

 В 1866 году Министерство внутренних дел признало демонстрацию медведей на улице города «промыслом бесполезным, приучающим вожаков (так назывались лица, демонстрирующие медведей) к лености, пьянству и представляющим грубую забаву для массы и, кроме того, сопровождающимся нередко и несчастными случаями». Однако, ввиду того, что внезапное прекращение этого, в то время весьма распространенного, промысла могло бы лишить многих лиц, им занимавшихся, способов к существованию, Министерство находило возможным запретить его по истечении пяти лет, начиная с 1867 года, т.е. установило переходный период 1867-1872 гг. Император поддержал это решение Комитета министров, и оно вступило в силу 30 декабря 1866 года.

А публичные зрелища, которые можно классифицировать как жестокое обращение с животными устраивались в то время достаточно регулярно, что вызывало негодование общественности.

Так, например, в мае 1878 года Общество любителей охоты устроило в Конногвардейском манеже в Петербурге выставку собак, на которой была проведена травля крыс. Общественность выразила негодование этому зрелищу, носившему публичный характер, на котором присутствовали даже дети. Но Общество любителей охоты не закончило на этом свою печальную публичную деятельность: в августе того же года оно устроило на Царскосельском ипподроме под предлогом испытания собак публичную травлю зверей. Печальные факты!

Однако, были примеры и результативных протестов общественности. В 1876 г. стало известно, что неким ремесленником Кузьмой Шишмаревым устраиваются петушиные бои. Это развлечение Шишмарев, проживавший по адресу наб. реки Фонтанка, д.88, устраивает в своих помещениях  каждый понедельник в 11 часов утра. Было произведено расследование. За вход Шишмарев получал по 10 коп. с человека. Зрители заключали пари. Ставки начинались с 50 коп. и доходили до 150, а иногда и до 1.000 руб. По результатам расследования полицейского отделения 3-го участка Спасской части было возбуждено судебное преследование за организацию петушиных боев против Шишмарева и против Полякова, Алексеева и Лебедева за участие в тотализаторе. 30 июня 1887 г. градоначальник Санкт-Петербурга Петр Аполлонович Грессер издал приказ по полиции:

«Некоторыми из жителей столицы, как видно по собранным сведениям, устраиваются петушиные бои в присутствии собирающейся на такие зрелища иногда довольно значительной публики. Обращая внимание гг. приставов на это обстоятельство и принимая во внимание, что по распоряжению Министерства, изложенному в особой Инструкции  …, петушиные бои воспрещены, вменяю в обязанность:

1) иметь наблюдение за недопущением этого рода забавы и

2) в случае обнаружения ее привлекать виновных к надлежащей ответственности».

Промысел Шишмарева был весьма прибыльным, поэтому он продолжал им заниматься, и эпопея с петушиными боями продолжилась. 12 февраля 1889 г. Шишмарев был повторно задержан во время петушиного боя помощником пристава и околоточным надзирателем 4 участка Московской части Фащенко и Михайловым, Составленный о нарушении акт был направлен мировому судье 16 участка И.П.Путилину. В результате судебного разбирательства было признано, что имели место нарушения: проведение публичного зрелища без согласования с полицией и установлен факт виновности подсудимого в жестоком обращении с животными. В результате Шишмарев был приговорен к выплате штрафа 25 руб. или аресту на 7 дней.

Но поклонники подобного развлечения не успокоились, и в следующем месяце 13 марта околоточные надзиратели 2 участка Коломенской части Жихарев и Черепков пресекли петушиный бой в квартире псаломщика Церкви Св.Михаила Архангела Алмазова. Судебный прецедент был уже создан, и мировой судья 5 участка приговорил Алмазова за жестокое обращение с петухами и устройство их боя как публичного зрелища без разрешения полиции к штрафу в 20 руб. или аресту на 7 суток.

Подобные случаи пресечения полицией при поддержке общественности случаев жестокого отношения к животным во второй половине XIX в. в различных городах России можно привести десятки, даже, наверное, сотни. И пропаганда гуманного и ответственного отношения к животным велась соответствующим образом. 5 мая 1871г. в Петербурге было издано распоряжение по полиции № 125: «Разрешение наклеить по улицам столицы: «Правил обращения с животными». А полицейские, не исполнявшие ревностно свои обязанности, наказывались. Распоряжение по полиции от 25-го февраля 1871г. № 56: «Городовой Трофимов подвергнут  3-дневному аресту при полицейском доме за то, что, стоя на посту и заметив, что лошадь не в силах стащить с места не в меру нагруженный воз каменного угля, не только не исполнил  в точности предписания по сему предмету, но дозволил себе жестоко стегать ее кнутом».

Таковы некоторые факты из истории обращения с животными в XIX веке. Время идет. Прошло полтора века. Другая страна, другой общественный строй, другие законы. Но может быть стоит вспомнить нашу историю зоозащитного движения и реакцию власти на обращения общественности?

В.Шарпило

Использованы иллюстрации из общедоступных источников Интернета

"Кот & Пес". декабрь 2019, № 4 (294)