Обратиться ?Вопрос-ответ

Зачем тебе собака, человече?

Поделиться:
Распечатать

Отличительной чертой жителей большого города (в общеусредненном смысле) является значительная оторванность от природы и зависимость от техники. Ввиду этого собака, будучи, по сути, существом природным, попадает в не совсем оптимальные для себя условия. Это, так сказать, «стартовая точка» городской собаки. Далее начинается то самое великое разнообразие отношений, которое формируется исходя из особенностей личности ее владельца (или коллектива владельцев). Об особенностях такого рода взаимодействий и характерных чертах владельцев, которые используют своих питомцев для «души услады», мы попросили рассказать психолога-психоаналитика Виктора Эдуардовича Хапова.

- Виктор, какое место в человеческом социуме занимает собака?

– Ни для кого не секрет, что собака – друг человека не только в Лондоне, но и у нас, в России. Очевидно также, что зачастую пес может стать и доктором-психотерапевтом, как на любительско-бытовом уровне, так и на профессиональном, – все знают про канистерапию. Да и вообще, во многих сферах человеческой жизни без собак не обойтись, начиная от контроля копытных, заканчивая разминированием и поиском наркотиков или поимкой лиходеев разных, преступно-террористических. Эти отрасли всем понятны, роли собак в них, можно сказать, откалиброваны и не вызывают полемики, так как проверены исторически на протяжении сотен лет. Несколько по-иному обстоят дела там, где у собаки нет профессии, то есть дома, в стороне от каких-либо конкретных, узконаправленных действий, где она находится без формализованных признаков, обозначенных в «Классификаторе специальностей».

Первая особенность данного положения животного состоит в том, что размыты, не понятны, не определены конкретикой его, животного, границы (социальные, разумеется). И на этом фоне человек, хочет он этого или нет, вынужден самостоятельно, руководствуясь исключительно своим собственным жизненным опытом, исходя из своих личностных особенностей, определять, выстраивать самые оптимальные, на его взгляд, близкие к идеальным границы и отношения со своим питомцем. И вот тут-то, особенно если человек далек от базовых понятий кинологии или зоопсихологии, начинается великое разнообразие видов этих самых отношений.

В ходе беседы мы попробуем остановиться на некоторых из них, главным образом имеющих место в больших городах, где основная часть собаковладельцев большую часть времени проводит в условиях современного мегаполиса.

- Как Вы думаете, зачем человеку нужна собака?

– Собственно, как стало понятно из вступительной части нашей беседы, человек использует собаку для реализации своих планов, относящихся к его деятельности, но которые он самостоятельно не в состоянии выполнить ввиду отсутствия необходимых для этого выполнения характеристик, как то: скорость, обоняние, реакция и прочее, что, в свою очередь, присуще собаке.

Иными словами, собака для человека – это всегда некий инструмент для достижения определенных, невыполнимых самим человеком целей.

- Получается, что речь идет об утилитарном использовании собаки?

– В известном смысле – да. Даже когда речь не идет о тех самых исторических профессиях собаки. В условиях, например, мегаполиса, человек использует ее для вкладывания в нее своих чувств, реализации взаимодействия в ситуации одиночества или как средство для манипуляции.

- А можно об этом поподробнее?

– Иногда человеку, к примеру, бывает сложно или невозможно установить контакт с другим человеком. Девушке с парнем или наоборот. О новомодных «европейских» изысках не упоминаю, дабы не усложнять повествование. При таком «раскладе» человек идет и приобретает, допустим, щенка, за которым он ухаживает, растит, заботится и… получает желаемое – взаимную любовь. Причем со стороны собаки, без прикрас – настоящую, честную и открытую.

Человек же, в свою очередь, может иногда вредить собаке своими чувствами, точнее формой их выражения через, например, антропоморфизацию – попытку навязывать собаке не присущие ей атрибуты, как то: маникюр (педикюр), окрашивание шерсти, художественные стрижки, тату, целый гардероб разнообразнейших костюмчиков и так далее, и тому подобное.

Такие явления могут иметь место и в случаях, когда у людей отношения есть, но удовлетворения от них нет. В этом варианте песик также являет собой «либидинозный объект», то есть тот, в кого человек вкладывает свои чувства и энергию. Таким образом, у владельца создается иллюзия настоящих отношений. Почему иллюзия? Да потому, что в любом случае человек нуждается в подобном себе, то есть в человеке. Даже самый «махровый» мизантроп, ненавидя в первую очередь себя в себе, проецирует эту ненависть в социум, все больше и больше нуждаясь в партнере, который его поймет и поддержит, то есть в другом человеке. Избирая в качестве этого самого «другого» собаку, человек пытается сделать из нее подобие себя, что, как очевидно, является утопией.

По сути, речь идет о том, что посредством собаки человек спасает себя от одиночества. Иногда даже находясь в массе контактов, он может чувствовать себя одиноким, и собака отчасти решает для него эту проблему.

Есть еще варианты, когда для этого человек обзаводится другими животными, начиная от кошек и заканчивая мадагаскарскими тараканами. Но это уже тема для другой беседы, скорее касающейся видов психических особенностей человека.

По сути, казалось бы, нет ничего плохого в том, что человек так использует братьев своих меньших – хвостатых четвероногих. Но, на мой взгляд, есть нюанс. И состоит он в том, что в качестве партнера человек все-таки должен выбирать для себя другого человека. Если он испытывает в этом трудность, то и решать ее желательно при помощи, опять-таки, другого человека, в данном случае уже специалиста соответствующей профессии, то есть психолога. В противном случае на животное нагружается неподъемный для него груз – ответственность за хозяина, за его состояние. И если, к примеру, черепашке или паучку, на которых этот груз возложен, даже в голову не приходит мысль выполнять такую миссию, то собаке с этим сложно справляться, поскольку всем известно, что ей нужен вожак. И когда человек с ролью лидера не справляется, собаке приходится таковым становиться, а в людском социуме это, мягко говоря, не приветствуется.

Вот, например, случай из психологической практики. Молодой человек в свое время получил «диктаторское» родительское воспитание, в процесс которого плотно был вплетен тотальный контроль со стороны матери и тирания со стороны отца. Контроль объяснялся родителями как необходимое условие ввиду физической слабости сына, а тирания в этой семье называлась дисциплинированностью. Пребывая в такой среде обитания, к своим 30 годам молодой человек представлял собой довольно субтильное создание – как внешне, так и внутренне. И для того, чтобы хоть как-то получить толику брутальности, он приобрел себе собачку «бойцовой» породы. Через год, с вывихом плечевого сустава, он обратился за психологической помощью. По сути, разумеется, с этого надо было начинать, но привычные стереотипы взяли верх, и только после физического страдания он (как и многие другие) решил, что начинать нужно не с формы.

Пытаться утвердиться в социуме при помощи, в частности, собаки (ножа, пистолета, дубинки) – это все равно как лечить желтуху при помощи тонального крема: будет только хуже. А в приведенном случае страдали оба – собака от несвойственной ей роли, предложенной невротизированным хозяином, и человек – от невротизированной (вследствие неправильного воспитания) собаки и невозможности получить то, ради чего он ее завел.

- Виктор, а как человек для собаки может стать лидером, вожаком, если у него нет таковых качеств? Ну вот, не лидер он – и все. Как с этим быть?

– Опять-таки, надо идти за помощью к другому человеку, то есть специалисту. Это могут быть как психологи, тренеры личностного роста, так и инструкторы-кинологи. Обучение лучше всего «усваивается», если оно проходит в действии – теория одновременно с практикой.

- Вы сказали, что собака может быть инструментом для манипуляции. Что имеется в виду?

– Инструменты для манипуляции – очень любопытные явления. Вот вам пример. В семье есть ребенок-подросток, папа, мама и непослушная собака. Она тянет поводок, убегает на прогулке, если с этого поводка ее отпустить, лает на других собак и людей. В общем, собака-хулигака. Подросток, почему-то лучше взрослых понимая, что ситуацию нужно корректировать, находит инструктора-кинолога, который может помочь решить эту проблему и скорректировать поведение собаки. Путем изнурительных переговоров с мамой, которая «рулит» в этой семье, ребенку удается получить «добро», но с условием предоставления регулярных отчетов о том, что происходит на занятиях, и возможности внезапных «открытых» уроков с присутствием на них мамы. Ребенок получает денежку для оплаты и – счастливый – бежит к инструктору. После ознакомительных процедур и краткого теоретического курса инструктор знакомит подростка с правилами, необходимыми для прохождения начального курса послушания, в которых указано среди прочего, что очень важно, чтобы к занятиям пес был хорошо голоден. И довольно быстро выясняется, что от занятия к занятию собакин приходит на тренировку сытым и, как следствие, немотивированным к обучению. На вопрос инструктора «Почему?» ребенок с горечью в голосе отвечает, что мама считает это чушью и кормит собаку регулярно, невзирая на требования кинолога.

Что мы видим в этой зарисовке? Очевидно, что на бессознательном уровне (а может быть, и осознанно) мама категорически не желает, чтобы что-то происходило не под ее контролем. Во-вторых, ей, по-видимому, невыносима возможность чьего-то успеха (даже ее собственного ребенка), достигнутого не при ее участии. В-третьих, вполне возможно, что непослушная собака ее полностью устраивает, поскольку таким образом есть возможность воздействовать на домашних, например, через упреки: мол, «Я тут с вами скоро с ума сойду!», а попытка решить эту проблему и сделать собаку послушной встречает ее, мамы, сопротивление. Чем это чревато? Как минимум, жалобами соседей или физическим воздействием на животное, которое, как всем понятно, ни в чем не виновато. Для ребенка же, сдается мне, это является лишь небольшим эпизодом маминой экспансии на его личность с целью тотального порабощения и превращения в свою собственность.

- Что же делать в таком случае?

– Если чисто теоретически, то маме нужен психоаналитик, ребенку – друг, а собаке – учеба. Но на практике получается все значительно ригиднее, так как мама – ключевое звено – вряд ли признает, что в ней корень проблемы.

Во всяком случае до тех пор, пока она сама не стукнется о свой же тотальный контроль и не почувствует, что необходимы изменения. Этим «стуком» может стать ситуация, когда ребенок, однажды почувствовав силы противостоять экспансии, возьмет и уйдет из дому или перестанет получать эти милые маминому сердцу «пятерки», начнет курить или что-то в этом духе. Иногда, правда, может оказаться поздно что-то менять в маминых привычках. Еще одним исходом может стать сорокалетний холостяк или дева, привязанные к маме и не способные создать семью. Вот тут-то и возникает желание приобрести собачку и… смотрим начало нашей беседы.

Чтобы не заканчивать повествование на этой печальной, прямо скажем, ноте, хочется призвать читателей к мудрости и смелости в преодолении собственных, иногда догматических внутренних установок, поскольку только выходя из так называемой «зоны комфорта» человек может развиваться и помогать развиваться своим близким. Стремление утвердиться за счет другого – будь то человек или собака – всегда чревато соблазнительностью в начале и тяжелым разочарованием в итоге. Только работа со своими внутренними конфликтами (тараканами, демонами – кому как нравится), только усилия над самим собой могут принести желаемый результат.

Собака – не доктор в привычном понимании этого слова. Собака нуждается в человеке не меньше, чем человек в собаке. Мы приручили ее в свое время, вследствие чего теперь просто обязаны о ней думать. Перечитайте замечательного французского писателя Антуана де Сент-Экзюпери и вспомните, что у всех нас есть то, что зорче глаз. Прислушивайтесь к сердцу и отдавайте себе отчет в своих действиях!

Собака может стать партнером для человека, но только при условии, что он чувствует в себе силы возглавить этот «проект», взяв ответственность не только за себя, но и за «четвероногого компаньона», не пытаясь сделать из собаки некоего «гомункула», подобного себе.

Всего вам светлого, и да снизойдет к нам мудрость!

Беседовала Анна Дмитриева

Фотографии предоставлены Виктором Хаповым

Опубликовано в журнале «Собачий остров» №6(50) 2017