Обратиться ?Вопрос-ответ

Анастасия Мельникова: «Отношение к животным – это вопрос культуры», или Четыре роли одной актрисы. "Собачий остров" № 1(33) 2015

Поделиться:
Распечатать

«Я – актриса»

Анастасию Мельникову, заслуженную артистку России, драматическую актрису, героиню популярных фильмов и сериалов, ведущую и участника телевизионных ток-шоу, зрители узнают сразу. Не все, правда, знают, что актриса еще и депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга. Не все, но многие. Потому что обращений к депутату Анастасии Рюриковне Мельниковой, заместителю председателя комиссии по культуре и науке, члену комиссии по социальным вопросам, очень много. Люди идут к ней с предложениями и просьбами о помощи, со своими проблемами и творческими проектами. И эта, вторая «роль» актрисы освещается в СМИ достаточно широко. Но есть еще одна «роль», мало известная широкому кругу зрителей. Дело в том, что Анастасия Рюриковна является членом Общественного совета при Правительстве Санкт-Петербурга по вопросам ответственного отношения к домашним животным.

– Анастасия Рюриковна, вы человек известный, занятый, загруженный. Почему вы вошли в этот Совет?

– Общественный совет при Правительстве Санкт-Петербурга по вопросам ответственного отношения к домашним животным был образован еще в 2007 году. Он создавался активными людьми, которые понимали, что в городе масса проблем, связанных с домашними животными. Они хотели помочь администрации, и их поддержали. Люди объединились, чтобы решать проблемы, чтобы не было брошенных животных, было больше любви, милосердия, добра. И не только по отношению к животным, но, в конечном счете, и к людям, потому что это два звена одной цепи. С тех пор Общественный совет не единожды проходил ротацию. Люди приходили и уходили. Кто-то не смог выдержать, потому что это нагрузка, кто-то уходил по другим причинам. Но при этом находились те, кто подхватывали эстафету и шли дальше. В какой-то момент в этот Совет вошла и я.

Вошла, потому что безумно люблю животных и считаю, что один из факторов воспитания детей, и в частности моего ребенка, – это любовь ко всему живому. Я воспитываю дочь на примере моих родителей. С детства я привыкла, что больных животных подбирают, выхаживают, им перевязывают крылья, лапы и доводят до такого состояния, когда их можно вернуть в природу, либо устроить в живой уголок. Так воспитывали меня. Сегодня появилась возможность помочь больше.

Отсутствие информации – это одна из проблем, связанных с животными. Есть вещи, которые люди просто не знают. Поэтому необходима социальная реклама, которая рассказывала бы, как хорошо брать животных домой. Но сегодня этого просто нет. Государство не может все проблемы решить на бюджетные деньги. Это – объективная реальность.

Приюты? Надо искать людей и просить их жертвовать деньги, находить средства на строительство. Сегодня все приюты держатся на энтузиазме, личных качествах и материальных затратах неравнодушных людей, которые взяли на себя практически непосильную ношу. Им нужна помощь. Я пришла в Совет, чтобы сделать все возможное, все от меня зависящие. До этого я просто не знала, что на сегодняшний день в законодательстве нет никаких нормативных актов, касающихся приютов. Надо срочно исправлять это положение.

– А как ведется работа по совершенствованию законодательства, связанного с животными? Многие знают, что не так давно Законодательное собрание Санкт-Петербурга направило в Государственную думу проект федерального Закона «Об ответственном отношении к домашним животным».

– Сразу скажу, почему до сих пор закон не принят. Шесть лет он разрабатывался, и за это время было большое количество поправок от людей, действительно знающих проблему. Я тоже подала много поправок, основываясь на заявлениях жителей и общественных организаций. Но органы ветеринарии и сам ЗакС некоторые предложения не принимают не потому, что они плохие, а потому, что специалисты знают, что существует невероятное количество подводных камней, из-за которых эти предложения не будут работать. Из-за того, что это очень спорный закон, он до сих пор и не принят.

– Но какие-то реальные меры, направленные на регулирование отношения к животным, законодательная власть приняла за то время, что вы работаете в ЗакСе?

– Очень много. Депутат Милонов сейчас серьезно занимается проблемой жестокого обращения с животными и их отравлениями. К сожалению, на сегодняшний день правоохранительные органы не спешат идти нам навстречу. И я обращаюсь к гражданам: если у вас случилось несчастье и у вас есть доказательства, – говорите об этом в открытую. Нам нужны факты. Я считаю, что в закон о животных обязательно надо вводить уголовную ответственность. Потому что животные не просто погибают, – они погибают в страшных мучениях.

Когда я смотрела со стороны, то думала, почему же не принимается закон? А сейчас, посмотрев на ситуацию изнутри, я поняла, какое количество инстанций надо пройти, какое количество ответов и согласований мы должны получить, чтобы закон был принят. Это тяжелая и кропотливая работа.

– Анастасия Рюриковна, однажды вы сказали: «Я свою роль вижу в том, чтобы максимально сгладить углы, но так, чтобы люди увидели проблему». Круг проблем вы очертили, их решение это задача. А сверхзадача, углы? Ведь существует такая проблема, как отношения между владельцами животных и вполне добропорядочными людьми, которые животных не любят, которым они мешают. Вы с этим сталкивались?

– Конечно, сталкивалась. Для меня это – вопрос культуры. До тех пор, пока мы в нашем обществе не поднимем культуру на должный уровень, все будет так, как есть. Очень важно над этим работать, это огромный пласт, и у него много направлений. Это и приюты, и образование, и развитие кинологических видов спорта, и строительство выгулочных, спортивно-дрессировочных площадок, и многое другое. Этим мы и занимаемся в Общественном совете. Наша работа носит рекомендательный характер, мы никого не можем заставить, но ищем пути решения. Не все удается, но много сделано.

Скажу лишь о том, что вижу. Когда отдают животное из приюта в частные руки, то будущих хозяев проверяют почти так же, как усыновителей ребенка в детском доме. И здесь никакие знакомства не помогут. Какие бы родственники, знакомые ни обращались – бесполезно. Надо, чтобы человек пришел, познакомился с животным, надо посмотреть, как оно отреагировало, есть ли контакт. И только если все в порядке, животное могут передать новым владельцам. Удивительное отношение владельцев приютов к их подопечным – не может погибнуть.

Вот такое противостояние: кто-то кормит, лечит, а кто-то, наоборот, – травит.

Если говорить о повышении общей культуры, то в первую очередь надо задумываться над тем, как мы растим детей. Мне нравятся воспитательные программы, посвященные гуманному отношению к животным, которые проводятся, например, в МО «Пискаревский». Сотни детей делают свои газеты, плакаты, участвуют в самодеятельности. Это очень хорошо, очень полезно для развития системы. То, что я увидела в этом районе, надо распространить на весь город. Детьми надо заниматься.

– Считается, что детей надо приучать обращаться с животными, это прививает навыки гуманизма, доброты – все это благотворно влияет на воспитание ребенка, его формирование как личности. Вместе с тем мы прекрасно знаем людей, которые любят животных, но к людям относятся совершенно равнодушно. Может, тезис «если ребенок с детства с животными, то это хорошо» – это какая-то общая фраза, а жизнь…

– Нет, я совершенно убеждена, что так оно и есть. Когда-то я поняла, насколько это глубоко и правильно. Я училась на первом курсе института и играла отрывок, в котором должна была сыграть смерть. Ко мне подходит мой педагог и говорит: «Настюша, если у тебя так счастливо сложилась жизнь, и никто не умер из дорогих людей, и ты не знаешь, что это такое, – это счастье. Но у тебя в детстве была собака?» У меня слезы брызнули из глаз: когда мне было девять лет, не стало моей собаки, с которой я выросла. «Запомнила сейчас это ощущение? Вот это – горе». На примере взаимоотношений с животными мы наблюдаем весь спектр человеческих чувств. Ребенок должен пройти этот путь. И в первую очередь, это забота, внимание. Если ребенок умеет правильно заботиться о черепашке – кормить, мыть, – то этот ребенок сможет позаботиться и о других. Он уже не пройдет мимо пожилого человека на улице. Он не сможет пройти мимо несправедливости, боли. И он кинется защищать и животное, и человека. В этом я совершенно убеждена.

– Наверное, это зависит и от обстановки в семье?

– В первую очередь в семье. Конечно, я безумно благодарна школе, муниципальным образованиям, ЗакСу и каждому, кто занимается вопросом воспитания детей. Но я считаю, я убеждена, что в первую очередь это должно быть в семье. А когда в семье нет возможности, должна подключаться школа. Любовь, забота, доброта... Эти чувства должны воспитываться с детства.

– Сейчас люди мало читают. Дети сидят за компьютером, книг во многих домах нет, в театр ходят редко. Система воспитания на образцах мировой и национальной культур – есть ли она?

– Не соглашусь с вами. У нас невероятное количество детей, которые правильно образованы. Причем это заслуга не только родителей, но и школы. Я приведу пример. В Исаакиевском соборе проходила потрясающая благотворительная акция – детки рисовали «кружева» Петербурга. Участвовали дети не только из семей, но и из детских домов. Если рисовали Петра I – то на коне. С какой любовью эта лошадь была нарисована! Змею при этом никто не нарисовал. В очень многих детских рисунках любимого города были животные. Где-то бегущая собака, где-то сидящая кошка. Мне очень нравится, что дети то, что видят на улице, фиксируют. Но развитие ребенка – это уже работа взрослых. У нас в школах много этим занимаются. Те газеты, что я увидела на детских мероприятиях, невозможно сделать, не читая. Родители помогали, но текст написан детской рукой. А если эту историю ребенок написал, то она уже у него осталась и в душе, и в голове.

Я безумно благодарна школе, в которую ходит моя дочка. Да, она очень много читала с детства, у нас в доме много книг. Не электронных. Я за живую книгу, и к счастью эта любовь передалась Маше. И при том огромном количестве детской литературы, которую я подбирала, моя дочь с первого класса каждую неделю брала книгу в библиотеке. Мне очень приятно, что там рекомендуют книги о природе: весь первый класс – это рассказы о животных Бианки и других авторов. Ребенок приучается к внимательному отношению к окружающему миру. И это делает школа, именно школа помогает мне правильно воспитывать ребенка.

– Анастасия Рюриковна, расскажите вкратце о ваших ближайших творческих планах.

– Выпустила спектакль «Миллионерша». Репетирую пьесу Алексея Козырева «Авария» с моим обожаемым партнером по сцене Сергеем Кашониным. И еще одна пьеса будет репетироваться, когда пройдет сезон «Литейного». Впереди большой кинопроект, который, надеюсь, осуществится.

– А из-за вашей напряженной общественной работы мы не потеряем вас как актрису?

– Нет, нет! Я умру без театра, без этого я не могу. Он должен быть со мной. Чтобы были силы душевные, чтобы решать жизненные проблемы, с теми же животными. Я не только депутат – я актриса.

Беседовал Валерий Шарпило

Фото А. Федечко и Ю. Курбатовой и из личного архива А.Р. Мельниковой

Опубликовано в журнале «Собачий остров» № 1(33) 2015