Обратиться ?Вопрос-ответ

Андрей Федорцов: Сниматься с животными всегда сложно

Поделиться:
Распечатать

Но как подружиться с собакой, известный артист хорошо знает

Кто из зрителей не знает его героев! И все они всегда вызывают симпатию зрителей. Однако беседа наша с заслуженным артистом России началась не с рассказа о его творческом пути, а с темы, имеющей непосредственное отношение к нашей рубрике. Вернемся на двадцать лет назад. Слово Андрею Федорцову: 

— Конец 90-х… Я только окончил театральный институт, театры практически не работали, кино не снималось. Снялся в «Брате», а дальше работы нет. А мужчина должен работать. Я работал в рок-клубе, продавал альбомы по искусству на Невском проспекте. Даже на ЛМЗ ходил, но там сказали: «Тут своих слесарей хватает». Искал работу, как все артисты в то время. Разруха была страшная.

Фото: Опыт работы с животными пригодился Андрею Федорцову и на съемках, и в жизни. На съемках программы «Главная дорога».

Как-то выхожу из дома (я жил на Рим­­­­ского-Корсакова), слышу, машина резко затормозила и потом уехала. Вижу, в арке стоит дипломат. Открыл его: документы, паспорта. Позвонил хозяину дипломата — телефон нашел в документах. Оказывается, у него портфель украли, деньги вытащили. Сам он приехал из Москвы. Я ему отдал порт­фель и, естественно, спросил, может быть, есть какая-то возможность поработать. Этот человек приехал в Питер по вопросу поставки зоотоваров, он-то и посвятил меня в этот бизнес. Сказал: «Давай попробуем. Будь менеджером». 

В нашем городе у него была целая команда. Я начал работать. В какой-то момент этот человек (он был директором) начал заниматься овощами, бананами: «Зообизнес — это не тот оборот, который мне интересен. Мы компанию расформировываем». Поскольку у меня были уже связи, я сказал сестре (мы с ней работали вместе): «Давай свою фирму организуем. По творчеству, к сожалению, пока никаких предложений». Это были как раз 95 — 99-й годы. В результате вот так, практически с нуля, мы все и начали.

Фото: «Четыре таксиста и собака».

Нашли помещение, постепенно начали открывать магазины. Самое лучшее, чем приятно это занятие, — это то, что люди приходят с проблемами животных, они относятся к ним, как к родным. Это же не водкой торговать! Это для меня было еще и приятное занятие, мне нравилось этим заниматься. А как бизнес — было тяжело, очень тяжело. Каждый день надо прибавлять копейки к обороту, плюс взятки, пожарные, СЭС, еще кто-то, какая-то еще вообще непонятная служба от ментов. Постоянные поборы, бандиты, которым мы платили. Каждый день приходили девочки, которых мы должны были взять продавщицами. Продавщиц часто меняли, потому что все хотели зарабатывать деньги, не делая ничего. Приходилось увольнять. Некоторые вообще были наркоманками — поработают неделю, украдут всю выручку и исчезнут. Весь этот ужас прошли, и дефолт прошли: я каждые два часа менял цены (у нас практически все цены были в долларах — товар же импортный). Многие в то время разорились. Наша фирма была достаточно компактная, мобильная — мы выжили.

Когда-то я прочитал у Пушкина очень хорошую фразу, она относится не к бизнесу, но он говорил: «Торговлей должны заниматься только порядочные люди». Я это запомнил на всю жизнь. А в сегодняшних реалиях звучит так: «Бизнесом должны заниматься только порядочные люди». Я понимаю, почему он это говорил. Если ты подведешь, с тобой никто работать не будет. Поэтому мы работали максимально честно, по-белому. С рубля надо было отдать 90 коп.: налоги, взятки, аренда, зарплата, бензин и т. д. Я считаю, что те, кто у нас честно работает в бизнесе, — это герои.

— А сейчас у вас есть какие-то животные?
— Нет. Там, где наш дом, в Карелии, — леса: зайцы, глухари, медведя видел, молодой медведь дорогу перебегал, когда мы ехали.

— А приходилось сниматься в фильмах с участием животных?
— Очень много. Первый фильм — это «Четыре таксиста и собака». В первом фильме я как охранник гоняюсь за таксами и стреляю в них, а во втором — я их очень люблю. Там приходилось очень много работать с собаками.

Несколько месяцев провел в Белоруссии на съемках «Чаклун и Румба». Работал с двумя собаками. Снималась одна, но вообще-то собак было две. Мы проводили время вместе практически каждый день.

— Кто-то из режиссеров сказал: «Нельзя переиграть детей и животных». Вы согласны с этим?
— Знаете, всякие народные фразы про кино и театр я не то что не поддерживаю, — они к ним не очень-то и относятся. Они, на мой взгляд, несколько поверхностны. Потому что если посадить обычного человека на сцену и сказать, что на него никто не смотрит, он переиграет всех — он естественен. А так… Сейчас модно снимать профессиональных артистов с людьми «из народа». Это супернеправильно, потому что каждый должен заниматься своей профессией. Можно взять какой-то типаж и под этот типаж написать роль — может быть, обычный человек и сыграет. Но актер — это профессия. «Ты перевязывать голову умеешь? Палец намазать йодом можешь? Вот человек — сделай ему операцию на сердце». Это же глупость, правда? Вообще сейчас — время дилетантов. Каждый должен заниматься своей профессией и не лезть туда, где он ничего не понимает. Надо всему учиться, очень серьезно учиться. Быть артистом то же, что водить машину, поезд, быть капитаном — всему надо учиться. А народная молва… Вон человек «из народа» — он теперь поет… 

— А с животными вообще тяжело сниматься?
— Как раз о животных. Мы продавали товары для животных. Но это же не значит просто продать. Я ходил на курсы, читал книги, изучал продукцию. Огромное количество таблеток в ассортименте. Стоишь за прилавком, бабушка спрашивает: «А что подойдет моей кошечке?» Ты же, как врач, должен дать рекомендацию. Не просто продать корм, корма же бывают разные: для кастрированных — некастрированных, страдающих аллергией — нестрадающих, и все это ты должен знать. А просто стоять и продавать — это глупость. Поэтому такие продавцы надолго в зообизнесе не задерживаются. У нас были девочки-продавцы, которые знали то, о чем говорят. Это очень ценно, ценно в любой профессии.

А сниматься с животными не всегда легко. Скорее всегда сложно. Потому что даже обучаемая собака — это все же животное. Недавно был случай: слон в Индии много лет возил туристов, а потом убил своего погонщика, затоптал и убежал, слава богу, туристы не пострадали. То есть животные — это все-таки животные. Как бы ты к ним ни подходил, все равно у них бывают заскоки.

— Но они работают на площадке с дрессировщиком?
— Конечно. Но с животным, с которым снимаешься, надо максимально подружиться. Я-то работал в этой области, поэтому у меня постоянно в кармане были какие-то лакомства, косточки. Я знал, что хорошо пахнет и что нравится собакам. Лакомства всегда лежали у меня в карманах, и поэтому собака не отходила от меня ни на шаг. Все удивлялись: «Почему собака ни с кем не может нормально сниматься, а от тебя не отходит?» Отвечал: «Она меня любит», а на самом деле у меня еда вкусная была в карманах.

Фото: «Литейный».

— Давайте от воспоминаний перейдем к творческим планам. Над чем сейчас работаете, где вас могут увидеть зрители?
— Сейчас в Петербурге идут спектакли «Операция «Развод», «Феномен», «Любовь по-итальянски» с Семеном Стругачевым и Еленой Воробей. Вообще я считаю, что театр, спектакли — это очень интересно, потому что таких фильмов, в которых я снимался в 90-х, в начале 2000-х, сейчас мало. Сейчас снимают фильмы люди, не имеющие к кино никакого отношения. Просто они каким-то образом попали в кинематограф и снимают. А в театре я работаю с профессионалами, начиная от художника по гриму, художника по костюму, художника по свету и так далее. Именно художника, а не гримера, костюмера, осветителя. И конечно, кончая режиссером. Настоящие профессионалы. И работаю с профессиональными артистами. Поэтому на наших спектаклях — аншлаг. Мы честно и профессионально работаем. Вот и весь секрет успеха.

Фото: «Вторая ошибка сапера».

Беседовал Валерий ШАРПИЛО.

Фотографии из личного архива Андрея Федорцова

Опубликовано в газете «Вечерний Петербург», СПб, №  224 (25252), 4 декабря 2014